А.В. Свиридова — Сборник А.А. Догадина «Былины и песни Астраханских казаков»

02864651Свиридова А.В. Сборник А.А. Догадина «Былины и песни Астраханских казаков» (оценочное суждение через дистанцию времени)

110 лет тому назад в связи с указанием военного министра о необходимости сбора казачьих песен при Астраханском казачьем войске была создана Песенная комиссия. 8 июля 1902 года комиссия постановила организовать это дело следующим образом: «просить наказного атамана Астраханского казачьего войска о командировании для указанной цели подъесаула… Догадина большого любителя и знатока песен в станицы войска на срок в общем около полугода»[1].

Работа по записи песен затянулась значительно дольше предполагаемого времени, а результатом этого труда явились публикации рассказов (1908) и двух выпусков сборника «Былины и песни астраханских казаков» (1911-1913; 1914).

Об активной деятельности А.А. Догадина не только по сбору песен свидетельствуют Отчеты Общества содействия народному образованию (учреждено 13 марта 1903 года), где он фигурирует то действительным членом, то членом ревизионной комиссии на протяжении десяти лет – с 1903 по 1913 годы[2]. Кроме того он был членом Астраханского отделения Императорского музыкального общества[3].

О последних годах жизни А.А. Догадина (год смерти 1917) приходится писать не по документам, а «со слов» родственника по линии жены фольклориста Догадиной Зинаиды Михайловны Федора Ивановича Дерюжкина – смотрителя музея, библиотекаря и письмоводителя Астраханского музыкального училища (с 1900 года)[4], руководителя классом хорового пения из городских низов: рабочих, приказчиков, конторских служащих (с 1905 по 1937 годы)[5].

В частной беседе с В.П.Самаренко и М.А. Этингером – авторами книги «Русские народные песни Астраханской области (М., 1978) – Федор Иванович Дерюжкин утверждал, что А.А. Догадин был большой любитель музыки, великолепно пел, но нот не знал, из чего следует вывод, что самостоятельно расшифровать песни собиратель не мог. Редактором двухтомного сборника «Былины и песни астраханских казаков» стал большой знаток народной музыки Николай Семенович Кленовский – помощник управляющего и инспектор регентских курсов Петербургской придворной певческой капеллы с 1902 года, а с 1903 по 1906 – ее управляющий. Н.С. Кленовского в качестве редактора сборника порекомендовал ректор Петербургской консерватории А.К. Глазунов, к которому обратилась Песенная комиссия с просьбой просмотреть качество гармонизации песен.

А.С. Ярешко в статье «Народная музыкальная культура Астраханского Поволжья в динамике образования новых песенных традиций», ссылаясь на книгу В.П. Самаренко и М.А. Этингера, допустил предположение, что «нотировкой и аранжировкой… занимался духовик М.Д. Колодный, безусловно, специалист, далекий от фольклорных задач»[6].

Выяснить полный состав Песенной комиссии в ГААО не удалось: кроме А.А. Догадина в нее в разное время входили Макс Давыдович Колодный (выпускник Петербургской консерватории, ученик Н.А. Римского-Корсакова по инструментовке, руководил с 1923 по 1937 годы оркестровым классом в Астраханском музыкальном училище), подъесаул А.Е. Воронин, сотник Н.А. Щербаков, о чем свидетельствуют примечания и рекомендации к песням. Запись песен на фонограф производил А.А. Догадин, он же значится исполнителем и автором ряда песен (см. примечание к №86, т.II).

Заслуживает внимания интересный факт: составителем учебного пособия для учеников казачьих станиц Астраханского войска полковником И.А. Бирюковым была сочинена песня «Ветер бушует, ветер ревет». Через 50 лет (в январе 1962) песня была записана В.П. Самаренко в пос. Трусово (исполнитель Д.О. Поспеев) и помещена в авторский сборник под №115.

Многие сборники песен выдающихся фольклористов конца XIX – начала XX веков грешили недостатками: приписывались лишние голоса, менялась народная гармонизация, которая казалась недостаточно убедительной, изменялись тактировка, темп, фактура. Не избежал этого и сборник А.А. Догадина: основные минусы – сомнительная достоверность басового голоса; отсутствие паспортизации исполнителей, не указано время записи песен; не соблюдена система расположения песен по жанрам; в текстах песен о Семилетней войне вина за страдания казаков из цензурных соображений переложена с русского царя на прусского короля.

Авторство расшифровок и гармонизаций песен любителя без музыкального образования при наличии эрудированных музыкантов-профессионалов (членов Песенной комиссии) сомнительно. Для публикации же казачьего фольклора факт собирания песен офицером казачьего войска был первостепенно значим. Это предположение подтверждает текст «от автора»: «Настоящий сборник предназначается для станичных и полковых исполнителей, песни гармонизованы применительно к музыкальным занятиям и способностям последних, и в интересах упрощения движения голосов допущены несущественные отступления от теоретических правил музыкальной композиции»[7]. Таким образом, «автор» не скрывает факт вмешательства при расшифровке песен, допуская правки, вопрос в том, насколько существенны были исправления, каких мест они коснулись, но главное осталось «за семью печатями» – мог ли знать «теоретические правила музыкальной композиции» человек, не знающий нотной грамоты?

Отсутствие архива (маршрут и график экспедиции, рукописи текстов песен, отчеты о числе обследованных населенных пунктов, количество записанных песен за определенное время, фамилии лучших песенников, протоколы Песенной комиссии, переписка о подготовке к публикации сборников из Москвы – 1913-1914 гг. и т.д.) принижает ценностную составляющую деятельности А.А. Догадина.

После трагической смерти имя Александра Адриановича Догадина было забыто, а фольклорный двухтомник (210 музыкально-словесных образцов казачьих песен) стал музыкальной реликвией до 1963 года, когда фольклорные экспедиции факультета русского языка и литературы пединститута стали производить, а М.А. Этингер расшифровывать фонозаписи народных песен. К собиранию фольклора астраханского Понизовья подключились ОДНТ, управление культуры, радиокомитет, студенты консерватории под руководством А.С. Ярешко, Е.М. Шишкиной. Это способствовало возрождению казачьего фольклора, имени его собирателя. Сборник А.А. Догадина до сих пор вызывает интерес, поскольку является публикацией записей фольклорных форм, которые в настоящее время исчезли. Кроме того, он представляет научно-историческую ценность как первый образец не только казачьего, но и в целом астраханского народно-песенного творчества и, наконец, он являет собой публикацию многоголосных песен края (достоверность среднего и верхнего голосов не подвергалась сомнению).

Казачьи станицы (сам способ их существования, связанный с ведением войны – защита от турецких и крымских «басурман») всегда были своего рода «очагами» исторической песни, которая занимала значительное место в казачьем репертуаре. В сборнике А.А. Догадина это песни о великих полководцах А.Суворове, М.Кутузове, о событиях, связанных с Семилетней войной, о борьбе русского народа с наполеоновским нашествием в 1812 г. Другую тематическую линию сборника составляют песни, воспевающие вождей и участников крестьянских восстаний – песни разинского цикла; о «казацкой вольности», большое число песен связаны с образом «казачьего круга», вольного казачьего собрания, с именем Ермака.

Самой популярной и любимой песней XIX века считается «Платов в гостях у француза». Славным делам атамана М.И. Платова во втором выпуске сборника посвящены песни: «Ни две тучки соходилися» (№4), «То не пыль курится» (№8), «Про Платова казака» (№12), «Взбушевалася река» (№14), «Ты Росея, мать Росея» (№15).

Выдающиеся герои казачьего войска атаманы Иван Михайлович и Федор Иванович Краснощековы относятся к числу заслуженных героев Дона середины – конца XVIII века. Федор Иванович стал особенно популярным атаманом в музыкально-поэтическом цикле астраханских казаков. Черты идеального полководца, воплощенные в образе Суворова (№№3, 71) получили дальнейшее развитие в облике Кутузова («Наш батюшка, храбрый Михаил») – центральном герое песен об Отечественной войне 1812 года (№№1-4). В сборнике А.А. Догадина представлены прекрасные образцы исторических песен (№№5, 6), полные мужества, отваги, а также сатирическая песня «Он на Корсике родился». А.А. Догадиным записан вариант одной из любимых в армии песен «Выхвалялся задорный французик», где героем является атаман В.П. Денисов, а также «Пишет, пишет злой французик», приуроченный по времени к Отечественной войне 1812 года.

Ранние музыкально-текстовые формы упомянутой песни «восходят к шведской войне при Елизавете Петровне, а затем они упоминаются чуть ли не во всех крупных войнах до Турецкой войны при императоре Николае включительно»[8]. Многочисленные варианты этой песни начинаются: «Пишет, пишет король шведский государыне письмо» (сборник П.В. Киреевского), «Пишет, пишет король прусский», «Пишет князь цесарин» (запись Кострова), «Пишет, пишет султан турецкий царю белому письмо» (сборник Н.И. Лопатина и В.П. Прокунина) и т.д.

Вошедшие в сборник былины восходят к традициям казачьего Дона, среднего Поволжья, южных областей России, что объясняется особыми историческими условиями заселения Нижнего Поволжья. Они исполняются не в виде сольного эпического сказа (как в северных местностях), а в виде развитых хоровых песенных форм. Лучшие из них: «Как не с гор-то» (№2), «Поле Куликово» (№25), «Уж ты, Волга» (№57), былина про Марьяновича (№85) и другие. Былины, исторические и эпические песни-сказы оригинальны по музыкальному воплощению: яркая мелодическая выразительность, напевность; богатство внутриладового развития с опорой на трихордовые попевки, пентатонику и семиступенные диатонические лады – миксолидийский, эолийский, ионийский; разнообразие метроритма. Это позволило А.С. Ярешко сделать вывод о факте «художественного превосходства местных песен по сравнению с общеизвестными вариантами»[9].

Трихордово-пентатонные лады (классификация Т.Бершадской) былин и эпических песен, таких как «Степь Уральская» (№74), «Каркнул ворон на березе» (№70), «Как при долу береза» (№54), «Ты зоря-ли моя» (№80), «Как под грушицей» (№37) и других характеризуются наличием побочных опор, «ладовых антитез» (любой из тонов секундо-квартового трихорда) и ладовой переменности (смена наклонений).

Многовековая история общественных отношений, быта, нравов воспроизведена в протяжных песнях мужской традиции – военной и бытовой. В сборнике А.А. Догадина она представлена музыкально-поэтическими текстами о сборах казака и проводах на военную службу (№57), печали родителей и близких (№54), военных походах и сражениях (№№46, 53), пленении и побеге из неволи (№47), ранении и смерти на чужбине (№№30, 56, 70, 74). Это песни: «Как при долу береза», «Каркнул ворон на березе», «Степь Уральская», «Что ты, ворон, вьешься», «Не ковыль-то трава», «Уж вы, ветры мои», «Поле чистое, турецкое» и другие.

Общее количество шуточных, хороводных, свадебных, бытовых песен в сборнике невелико. Это песни: «Чарочки по столику» (№89), «Молодка молодка» (№93), «Посею лебеду» (№66), «На горе-то калина» (№84), «Шла молодка из гостей» (№81), «Поставлю я ведерочки» (№95); две колыбельные: «Спи, младенец мой» (№68), «Казачья колыбельная песня» (№87); сатирическая «Он на Корсике родился» (№16). Их характеризует узкий мелодический объем, ясность мелодического контура, четкая строфическая форма, как правило, с припевом. В них раскрываются различные стороны бытовой, трудовой и социальной жизни «женской половины» казачества.

Богатейший материал сборника А.А. Догадина послужил толчком к разделению его по нескольким аспектам изучения: свадебный обряд – Е.М. Шишкина («Русские свадебные песни и причитания Волго-Ахтубинской поймы – Астраханская область». – Астрахань, 2003); неводные – М.А. Этингер («Трудовые рыбацкие песни Волго-Каспия», в соавторстве с Самаренко В.П. – Астрахань, 1964); песни старообрядческих переселенцев – А.С. Ярешко («Песни астраханских „липован»». – М., 2007); фольклор Астраханской области – М.А. Этингер, А.С. Ярешко, Е.М. Шишкина, а в связи с возрождением казачества – К.В. Гузенко, А.А. Смирнова.

Судить об актуализации ценностных сторон записей А.А. Догадина, сделанных более ста лет назад, можно на основании сохранения песенных традиций астраханских казаков в исполнительской практике – концертно-сценическом воплощении городских ансамблей: «Астраханская песня» (руководитель Е.Шишкина), «Бударочка» (руководитель К.Гузенко), «Веретено» (руководитель М.Калинин), а также фольклорного ансамбля училища культуры (руководитель А.Смирнова).

Воскресшие «из небытия» во второй половине XX века скромная фигура собирателя казачьих песен, а вместе с ней фольклорное наследие Астраханского края бесценно. Ставшее раритетным издание А.А. Догадина требует тщательного изучения с точки зрения особой «стойкости» сохранения самобытной локальной традиции многоголосного пения.

[1] «Прикаспийская газета» от 17 июля 1902, №445.

[2] Отчет Общества содействия народному образованию в станицах Астраханского казачьего войска за 1903-1913 гг. Астрахань, Типография Атаманской канцелярии; электро-типография товарищества «И.К. Моисеев и Л.В. Злобин», 1914.

[3] Отчет Астраханского отделения ИРМО за 1903, 1905 гг.

[4] ГААО, фонд 688, опись 2, ед. хр. №23.

[5] Личное дело Ф.И. Дерюжкина. Архив Астраханского музыкального училища (колледжа) им. М.П. Мусоргского.

[6] Сб. статей: Музыкальное общество и наука в XXI веке: история, теория, исполнительство, педагогика. – Астрахань, 2009, с.198.

[7] А.А. Догадин. Былины и песни астраханских казаков, т.I. – М.: 1911-1913. Предисловие к т.I.

[8] Лопатин Н. и Прокунин В. Русские народные лирические песни. Раздел «Солдатские песни». – М., 1964.

[9] Цитируемая ранее статья, с.199.

Добавить комментарий