А.В. Сызранов — Святые места мусульман астраханского края

54336505В Астраханской области насчитывается около 40 могил мусульманских святых, которые носят название аулья, авлия, эвлия и т.п. (от араб. аулийа – «святые», «находящиеся под покровительством (Аллаха)», «близкие, друзья (Аллаха)»). Одни аулья позабыты и заброшены, другие находятся в стадии забывания, третьи активно действуют как культовые объекты. В число аулья входят святые места всех видов и масштабов: от локальных святых могил, о которых знают лишь в одном селении, до святилищ, которые известны не только во всей Астраханской области, но и за пределами региона (напр., аулья Сеит-баба Хожетаевский у с. Малый Арал в Красноярском районе Астраханской области, аулья Махмуд-ишан у пос. Мошаик в Ленинском районе г. Астрахани).

На Нижней Волге культ мусульманских святых и их могил сформировался в эпоху Золотой Орды (XIII-XV вв.) и Астраханского ханства (XV-XVI вв.) под мощным влиянием среднеазиатского суфизма (суфизм — мистическое течение в исламе). Исламизация золотоордынского государства протекала во многом благодаря миссионерской деятельности суфийских проповедников из Бухары и Хорезма (особенно из суфийских братств йасавийа и кубравийа). Это было обусловлено тем, что именно суфии являлись наиболее активными распространителями ислама среди тюрков нижнего поволжья. Для облегчения исламизации последних, суфии охотно включали в комплекс своего вероучения доисламские обряды и культы, проповедовали и создавали религиозную литературу на тюркском языке и др. Поэтому ислам в суфийской форме был наиболее жизнеспособен в степи.

Известно, что многие из суфиев, способствовавших распространению ислама в Золотой Орде, при жизни или после смерти почитались в качестве святых, а места их захоронений становились объектами культа. Почитание святых могил суфийских шайхов сохраняется и в постзолотоордынских государственных образованиях (Астраханском ханстве, Ногайской Орде и др.), а также после их падения. Большинство золотоордынских почитаемых мавзолеев было забыто, хотя сохранились сведения, что развалины одного из них на территории современного Селитренного городища в Харабалинском районе Астраханской области (остатки столицы Золотой Орды — г. Сарай ал-Махруса) под названием Джигит-хаджжи почитались окрестными ногайцами и татарами в XVIII в.

В XVI-XIX вв. почитание нижневолжских святых могил было воспринято юртовскими (астраханскими) татарами, татарами-переселенцами (казанскими и мишарскими), туркменами, ногайцами — карагашами и казахами. Во многом это восприятие было облегчено тем, что ислам у этих народов был идентичен тому исламу, который исповедовало тюркоязычное население Нижнего Поволжья в XIV-XVI вв. Это был суннизм ханафитского мазхаба, достаточно «либерального» для инкорпорирования доисламских верований и обрядов кочевников. Естественно, что культ святых переосмысливался тюркскими мигрантами. Старые святилища забывались, но сохранялось главное — традиция культа, а потому он пополнялся почитанием святых могил новых народов. Ныне существующие могилы святых, в основном, относительно недавнего возникновения (XVIII-XIX вв.), за исключением некоторых культовых объектов, предположительно, более раннего времени. Таким образом, культ мусульманских святых и их могил в Астраханской области имеет древние истоки и сложился в эпоху средневековья, в основном, благодаря суфизму. Однако, помимо собственно исламских, суфийских основ данный культ связан с определёнными доисламскими корнями.

Большинство святых могил находятся на мусульманских кладбищах, хотя некоторые аулья располагаются отдельно (на бугре, на берегу реки, во дворе дома). Существует несколько культовых комплексов, объединяющих две и более могилы святых.

Среди тех аулья, о которых хоть что-нибудь известно, можно выделить следующие группы святилищ:

1. захоронения выдающихся религиозных деятелей (суфиев и представителей духовенства);

2. могилы разного рода знахарок, гадалок и т.п. (в основном, женщин);

3. усыпальницы светских лиц — представителей родоплеменной знати;

4. святилища, связанные с именами святых (как правило, мужчин), которые похоронены в других местах — т.н. «имитационные аулья»;

5. святые места, связанные с «исламизированными» в той или иной степени доисламскими объектами поклонения, имеющими отношение к культу природы.

Могилы святых имеют традиционную для всех мусульманских захоронений ориентировку с соблюдением киблы — направления на Каабу в Мекке. Наиболее характерным типом надмогильных сооружений аулья является деревянная или кирпичная постройка с двускатной/односкатной крышей, имитирующая жилой дом. Она обычно состоит из одного (реже — из двух) помещения, в котором находится могила святого. Ранее большинство аулья представляли собой глинобитные домики из самана (сырцового, необожжённого кирпича). Также распространены кирпичные, деревянные и железные ограды (последние иногда стилизованы под юрту). Некоторые аулья просто отмечены каменной вертикальной стелой, поставленной в ноги погребённого.

Культовые комплексы аулья представляют собой группу святых могил, расположенных рядом друг с другом (комплекс у с. Малый Арал в Красноярском районе), либо объединённых общей оградой (комплекс у пос. Мошаик в Ленинском районе г. Астрахани), либо находящихся под общей могильной плитой (комплекс у с. Килинчи в Приволжском районе Астраханской области).

Самый характерный отличительный признак могилы святого — повязанные на оградах ленточки (белого, зелёного, голубого, красного, жёлтого цветов) или платки и даже полотенца. Часто на надмогильном сооружении или на примыкающих к нему шестах укрепляются небольшие флажки (байраки) из белой материи. Реже устанавливаются более крупные флаги (туги) зелёного и белого цветов. Около некоторых святых могил растут священные деревья или кустарники, находятся священные водоёмы.

Культ мусульманских святых и их могил в Астраханской области является важнейшим компонентом народного ислама, который представляет собой синкретичный комплекс исламских и доисламских религиозных представлений тюркоязычного населения Нижней Волги. Муллы астраханских мечетей, в основном, не поддерживают поклонение аулья, но и не препятствуют этому, а кое-где в сельской местности даже поощряют паломничества на святые места. Влияние же данного культа на мусульман области сохраняется до сих пор, обнаруживая даже некоторую тенденцию к усилению.

Рассматриваемый культ, сформировавшейся в средние века, адаптировал и инкорпорировал доисламские верования и обряды тюркского населения Золотой Орды и Астраханского ханства. Мусульманские святые восприняли функции духов предков, духов-хозяев местности, шаманских духов-покровителей. Старые, доисламские святые места связывались фольклорной традицией с теми или иными мусульманскими подвижниками. Таким образом, культ святых был одной из форм, с помощью которых ислам смог утвердится в Нижнем Поволжье.

Во многом культ мусульманских святых и их могил в Астраханской области сохранил элементы архаических верований и обрядов, восходящих своими корнями к домонотеистической эпохе. Так, в данном культе нашли своё отображение древние анимистические и тотемистические верования. Образы некоторых святых обнаруживают связь с родовым шаманством. Кроме того, культ мусульманских святых вобрал в себя некоторые традиции архаического культа предков. Почитание священных деревьев, кустарников и водоёмов при некоторых аулья генетически связано с доисламскими традициями тюрков Нижней Волги и имеет отношение к культу природы.

Следует заметить, этот пласт доисламских по происхождению религиозных представлений не был чем-то застывшим, а постоянно эволюционировал. Доисламские верования и обряды всё более упрощались, теряя свои наиболее архаические черты. Сохраняющиеся в настоящее время представления уже достаточно исламизированы и органично вплетёны в систему местного ислама.

Культ святых в значительно большей степени, чем официальный ислам, удовлетворяет эмоциональные потребности населения в непосредственной связи со сверхъестественными силами. Святые выполняют функции посредников между Богом и человеком, выступают как покровители локальных общин, родоплеменных подразделений, посёлков. Возможно, ранее функциональное назначение отдельных аулья было более «специализированным», но со временем, в результате стандартизации и упрощения культа, могилы святых становились, главным образом, местами исцеления от болезней, к ним совершали паломничества для прошений или от болезней. Однако, пережитки былой «специализации» ещё присутствуют. Так, на аулья Сеит-баба Хожетаевский у с. Малый Арал совершают паломничество для избавления от психических расстройств, посещение аулья Айжамал/Зауршише-баксы (там же) способствует излечению кожных заболеваний. Паломничество на аулья Кыдыр/Хызыр-ата у с. Яксатово в Приволжском районе Астраханской области полезно перед отправлением в дальнюю дорогу.

Кроме того, многие аулья часто выполняли функции полевых мечетей (особенно, в советское время, когда настоящих мечетей было крайне мало), поэтому их посещение прочно вошло в праздничную обрядность. Локальные аулья посещаются жителями близлежащих населённых пунктов по традиции, поэтому паломничество к ним можно рассматривать как стереотип традиционно-общинного поведения. Культ мусульманских святых и их могил — аулья в Астраханской области обладает особым комплексом ритуально-обрядовых действий. Ритуал паломничества (араб. адаб аз-зийара) за долгие столетия существования культа приобрёл более-менее унифицированный облик. Он включает следующие компоненты:

1. молитва у гробницы святого, которой нередко предшествуют круговые обходы вокруг святилища — имитация обхода паломниками Каабы в Мекке во время хаджа (обряд таваф);

2. повязывание разноцветных (чаще — белых) лоскутков, ленточек, платков на оградах могил святых, установка флажков-байраков и флагов-тугов;

3. приношение даров святому (как правило, денег) — обряд нийаз (араб. «просьба», «вымаливание»).

В отдельных случаях паломники совершают ритуал омовения (араб. тахара, тагарат – «очищение»), закалывают жертвенных животных (баранов, уток и др.) и устраивают коллективную трапезу на аулья для достижения желаемого результата паломничества. Иногда проводят ночь (или 3 ночи) у могилы святого.

На некоторых святилищах есть и свои, особые элементы ритуала. Так, при ночных бдениях на аулья Нурмухаммед Урдяк/Эряк/Орэк-адже у с. Янго-Аскер в Наримановском районе Астраханской области зажигается лампада, а при посещении аулья Карашаш-кыз у с. Ахтубинка в Харабалинском районе Астраханской области каждый паломник должен положить принесённый с собой камешек на ограду святой могилы.

Чаще всего святые могилы посещаются просящими, больными людьми, отправляющимися в дальнюю дорогу и др. Паломники обращают к святым свои мольбы о ниспослании здоровья, потомства, благополучия в доме, хорошего урожая, дождя и т.д. Посещение местного аулья обычно входит погребальный обряд. Обычные дни посещений — среда, вторник. Перед паломничеством необходимо духовно и телесно очиститься.

Поклонение местным святым — обязательный элемент мусульманских праздников Курбан-байрам, Ураза-байрам, Маулид. Ранее (по крайней мере, вплоть до конца 1920-х гг.) в Астраханском крае, на наиболее крупных аулья (Нурмухаммед Урдяк/Эряк/Орэк-адже, Тукли-баба Шашлы-адже, Сеит-баба Хожетаевский) устраивался ежегодный праздничный молебен зийарат. Сегодня особый интерес представляет связанный с рядом аулья обряд вызывания дождя, который у разных групп тюркоязычного населения Астраханской области носит разные названия: кудай джол, теляк теляген, алла юлна садака и др.

За рядом святых могил ухаживают так называемые муджавиры (мужавиры, межавиры, межеверы; от араб. муджавир — «соседний», «живущий по соседству»; глагол джавара имеет также значение «заниматься делами благочестия») — определённая социальная группа смотрителей и хранителей аулья. Они обязаны содержать могилы святых в порядке, присматривать за ними. Иногда муджавиры ведают отправлением жертвоприношений и руководят общественными молениями на аулья. За «заботу» о святых они пользуются всеобщим уважением, получают от паломников подарки (продукты, деньги). Муджавиры имеют также право пользоваться денежными подношениями, оставляемыми паломниками на могилах святых (для обновления или частичного ремонта аулья, раздачи садака или для других целей; реже они сдают эти средства в мечеть).

Ранее, по свидетельству информаторов, почти за каждым святым местом ухаживал потомственный муджавир, ведший свой род непосредственно от святого. Причём муджавирами были только мужчины, передававшие свой пост старшим сыновьям; женщинам не полагалось появляться на кладбище.

Сегодня «линии» муджавирства меняются. Хранителем аулья может быть уже не только действительный потомок святого (их вообще осталось довольно мало), но и любой уважаемый житель близлежащей деревни, выбираемый на сходке стариков. Иногда муджавирами становятся женщины из остатков традиционных муджавирских родов, в которых не осталось мужчин, либо их мужья.

Некоторые аналогии астраханскому муджавирству можно найти во многих регионах ислама. Так, известно, что в дореволюционной Башкирии существовал похожий социально-религиозный институт. В современном Туркменистане смотрителями святых могил (овлия) являются мюджевюры — одна из шести религиозно-социальных групп туркмен, т.н. святых групп овлат.

Можно выделить некоторые специфические особенности культа святых в Астраханской области. Так, здесь он не получил столь широкого распространения, четкой оформленности и выраженности, как в других регионах ислама. Возможно, это связано с такими факторами, как постоянные миграции населения в Нижнем Поволжье, пресечение значительных религиозно-культурных связей региона со Средней Азией после вхождения Астраханского ханства в состав России в 1556 г., антирелигиозная политика властей в советское время и др. Культ свойственен преимущественно юртовским татарам, имеет характер, достаточно скрытый от непосвящённых; складывался на протяжении веков в результате этноконфессиональных контактов различных групп тюркоязычных народов.

Сегодня, несмотря на то, что многие аулья забыты и заброшены, очевиден всё возрастающий интерес мусульманской общественности и органов государственной власти к могилам святых. Идёт процесс восстановления муджавирского сословия, активизируется культовая деятельность на наиболее известных святилищах, многие старые аулья реставрируются и обновляются. Весьма возможно, что данное явление происходит в русле общих процессов религиозного возрождения. Культ мусульманских святых и их могил – это важное и интересное явление нижневолжского ислама, имеющее многовековую историю и перспективы развития, включая тенденцию к возрождению традиций почитания.

А.В. Сызранов, канд. ист. наук, преподаватель АГУ

Добавить комментарий