Э. Молдавская — Изобретатель голубой крови

«Кровь — особый сок», — сказал великий и мудрый поэт и естествоиспытатель Гете устами Мефистофеля, хотевшего подписанием договора кровью убедить Фауста в значимости этого контракта.

Кровь во все времена была окружена ореолом святости. Действительно, каждому ясно, что вместе с кровью и жизнь уходит из человека. Даже в благополучное мирное время донорской крови не хватает.

…Летом 1982 года в самый разгар знойного московского августа проходил в столице первый Всесоюзный биофизический съезд. На секциях было прочитано 350 докладов. Внимание ученого мира особенно привлекла тема доклада «Перфторановые углероды в биологии и медицине», с которым выступил доктор медицинских наук, руководитель лаборатории Института биофизики АН СССР в Пущино-на-Оке, по образованию врач, Феликс Федорович Белоярцев.

Ученый был молод и талантлив. В медицине редко удается стать доктором наук в молодом возрасте. Белоярцев получил докторскую степень по анестезиологии в 34 года.

Феликс Федорович родился в Астрахани в семье медиков и с раннего детства был в медицинской среде. Он проводил многие часы в операционной возле отца. Его мама, Эмма Исаевна Машадова, работала врачом-гинекологом, а папа, Федор Федорович Белоярцев, доцент АГМИ, славился в медицинском мире как хирург — «золотые руки».

Родители серьезно занимались воспитанием сына. Мама его приучала познавать мир прекрасного, обучая игре на фортепиано, а папа строго следил за тем, чтобы сын углублялся в знание английского языка.

С родительскими генами сыну передались ценные человеческие качества: доброта, милосердие, честность, справедливость и еще одно важное качество — удивительная работоспособность. Студентом мединститута он значительно превосходил сокурсников исходной домашней подготовкой. Всесторонне одаренный, он блестяще успевал проявлять себя везде — в научном кружке на кафедре пат-анатомии, во всяких общественных делах. Он был одним из самых активных участников студенческих вечеров. Однокурсницы из студенческих ансамблей с превеликим удовольствием исполняли песни под аккомпанемент талантливого, обаятельного паренька.

По окончании института молодые супруги Белоярцевы (Феликс к тому времени успел жениться) по направлению поехали лечить больных в поселок Тумак. Папа Феликса и мама его жены были в то время доцентами АГМИ, они, конечно, могли помочь детям избежать такого распределения, но родители были верны своим урокам. Старожилы поселка Тумак до сих пор с чувством признательности и благодарности вспоминают молодого хирурга, который неоднократно спасал их от недуга. Они помнят, как частенько в первое время к нему приезжал отец, помогал в операционной, учил. Затем молодой врач стал самостоятельно оперировать. За два года пребывания в поселке в должности хирурга, а затем в должности главного врача больницы Феликс Федорович завоевал непререкаемый авторитет и уважение всех сельчан.

Врожденная интеллигентность позволила Белоярцеву не показывать своего превосходства. Вместе с жителями поселка он отмечал все праздники. С неослабевающим интересом и вниманием сельчане слушали его игру на фортепиано или декламацию стихов, которых он знал великое множество.

Отец Феликса поговаривал о том, что гениального хирурга из сына не получится, но вот наука по нему плачет. Феликс и сам это чувствовал, поэтому на третьем году работы, когда стал уже в Тумаке заслуженным человеком, поехал на несколько дней в столицу, тщетно обошел все институты, позвонил отцу, посетовал, получил совет быть оптимистом и пойти в Академию наук. К его великому счастью, он получил «добро» и был принят на работу в институт сердечно-сосудистой хирургии. Пятнадцать лет Феликс Федорович проработал в институте сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н. Бакулева АМН СССР. Здесь стал кандидатом, доктором наук, профессором.

Три года неустанного труда ученого и его коллег-единомышленников дали ошеломляющие результаты. В 1985 году в лаборатории, возглавляемой Белоярцевым, был изобретен кровезаменитель перфторан, превосходивший ко времени создания все зарубежные аналоги.

Перфторан возымел свои прекрасные действия еще до получения разрешения на его клинические испытания в качестве частичного кровезаменителя на людях.

Шестилетняя девочка попала под троллейбус. Ребенок с огромным количеством травм и большой потерей крови был доставлен в больницу. Был собран консилиум. Состояние ребенка не было совместимо с жизнью. Детский хирург, друг Феликса Белоярцева, сказал: «Последняя надежда — у Феликса есть какой-то препарат…» Консилиум с участием заместителя министра здравоохранения постановил «по жизненным показаниям просить профессора Белоярцева». Белоярцев услышал просьбу по телефону, бросился в автомобиль — от Пущино до Москвы около 120 километров, привез две ампулы перфторана. Девочка выжила. Ее снимали в кино, когда ей было около 16 лет.

Едва эмульсию перфторана начали применять в клинике, как хирурги столкнулись со многими, поистине чудесными ее свойствами. Больные, сутками находившиеся без сознания, приходили в себя через час после вливания «искусственной крови». Тяжелейшие поражения рук, ног, пальцев, грозящие ампутацией, нередко полностью исчезали у больных после лечения перфтораном. С применением перфторана успех стал почти стопроцентным при пересадке почки, взятой у донора, жизнеспособность которой очень сложно сохранить.

Ни одна страна не имела в середине 80-х годов препарата искусственной крови такого класса.

Он применялся в Афганистане в полевых условиях — там, где сложно было подобрать каждому раненому донорскую кровь нужной группы. Реаниматолог Главного военного госпиталя имени Бурденко полковник медицинской службы Виктор Васильевич Мороз вспоминает: «Наши израненные, истерзанные ребята, многим из которых по многим статьям полагалось неделями находиться без сознания, после вливания перфторана оживали буквально на глазах. Многих из них не удалось бы спасти, не будь у нас «искусственной крови».

Мы по праву гордимся, что именно в нашем любимом городе, на нашей родной астраханской земле родился, учился и начинал свой трудовой путь ученый с мировым именем, изобретший газотранспортный кровезаменитель перфторан, называемый в народе «голубая кровь».

По злому року Феликс Федорович очень рано ушел из жизни. Первая национальная премия лучшему врачу России «Признание» была ему присуждена посмертно, но за ним огромное количество спасенных жизней.

Имя Феликса Федоровича Белоярцева красной строкой вписано в историю нашего края. Открытие 2 октября мемориальной доски на площади Ленина, 8, в доме, где проживал Белоярцев, будет напоминать потомкам об их знаменитом земляке.

Э. Молдавская, Волга № 149 (25432) 07 Октябрь 2008 год

Добавить комментарий