Эльдар Идрисов — «Ногайский мир» в межтюркских связях XVIII-XIX веков

Уважаемый посетитель! Этот замечательный портал существует на скромные пожертвования.
Пожалуйста, окажите сайту посильную помощь. Хотя бы символическую!
Мы благодарим за вклад, который Вы сделаете.

Или можете напрямую пополнить карту 2200 7706 4925 1826
Или можете сделать пожертвование через

Вы также можете помочь порталу без ущерба для себя! И даже заработать 1000 рублей! Прочитайте, пожалуйста!

Разработка концепта «Ногайский мир», в теоретическом плане на сегодняшний день представляется актуальной. На волне возрастания интереса к ногайской истории и культуре, а также становлении ногайского национального самосознания в современных условиях, этим термином можно обозначить всю совокупность исторических и современных процессов происходящих в среде ногайского этноса. Также во внимание необходимо взять процессы, связанные с осмыслением наследия Ногайской Орды в среде родственных народов, таких как, казахи, татары, башкиры, каракалпаки, кумыки и др., имевших тесную связь со средневековой ногайской государственностью и последующими кочевыми группами, выходцев из Ногайской Орды, расселившихся на просторах от Иртыша до Дуная.

В нашем сегодняшнем сообщении, мы рассмотрим вопрос о развитии этнокультурных связей с тюркскими народами представителей ногайского этноса, обитавших на территории Нижнего Поволжья и Северного Кавказа в XVIII-XIX века. Исторически, мы знаем, что к этому времени сложились основные территориальные группы ногайцев этих регионов, которых можно обозначить как: астраханские ногайцы (юртовцы, карагаши, кундровцы, утары), караногайцы, кубанские ногайцы и др.

Движение ногайских групп после распада Ногайской Орды с территории Северного Прикаспия глубже на Северный Кавказ, Крым и обратно, сегодня до конца не изучены. Но мы можем с уверенностью говорить о сохранении взаимных отношений между ними, наличии информационных связей в обозначенное время. Так, известно, что после того, как ногайцы-карагаши поселились на территории Красноярского уезда Астраханской губернии, после миграции с Кубани, у них сохранялись родственные связи с ногайцами прежней территории, бывших выходцами из Малой Ногайской Орды. Об этом пишите, в частности П.Небольсин: «под Биштау, в ауле Беймурзы, в 6-ти верстах от Биштау, поныне есть у тамошних Ногайцев семьи, родственные Кундровцам (т.е. ногайцам карагашам – примеч. Э.Ш.И.)»[1].

Кроме этого, хотел привести один интересный документ из фондов Государственного архива Астраханской области, повествующий о судьбе ссыльного караногайца в период 1814 года. В нем повествуется о том, что когда его отправили на поселение в Оренбург, будучи проездом в Астрахани, с подвластными ему людьми, он попросился на некоторое время для восстановления своих сил из-за распространившихся заболеваний и общей усталости остановится на территории Красноярского уезда Астраханской губернии. В своем письме он прямо указал, что бы ему разрешили кочевать на землях ногайцев-карагашей, вблизи селений Ходжетаевка и Сеитовка. Но, как следует из самого документа, разрешение не было получено, по причине его неблагонадежности[2].

Так же, в тесных отношениях с народами Северного Кавказа, в частности Дагестана, находились представители юртовцев. В XVIII веке выполняли повинность почтовой гоньбы на пространстве от Астрахани до Кизляра. К ним позже присоединились ногайцы-карагаши. В XIX веке астраханские ногайцы, обладавшие значительными капиталами, это, прежде всего юртовцы, а также карагаши, имели торговые отношения с народами Северного Кавказа[3].

Интерес вызывает, также нереализованный проект переселения ногайцев-карагашей на Кавказ, на территорию реки Кума, на запад Астраханской губернии, при включении их и их земель в состав Астраханского казачьего войска[4].

Этнокультурное развитие ногайских групп Нижнего Поволжья и Северного Кавказа после распада Ногайской Орды происходило в направлении развития региональных связей, прежде всего с представителями тюркских народов. Эти межэтнические связи и отношения были подвергнуты изучению специалистами разных наук. Здесь хочется отметить вклад лингвиста Л.Ш. Арсланова, этнографов Р.Х. Керейтова, С.Ш. Гаджиевой, В.М. Викторина, А.Р. Усмановой, А.В. Сызранова, историков Д.С. Кидирниязова, А.Х. Курмансеитову, и Ю. М. Идрисова и др.

Так, для групп астраханских ногайцев характерны тесные отношения с представителями татар, казахов, туркмен и узбеков.

Мы, можем привести много фактов взаимного переплетения в этнокультурной сфере и хозяйственном плане с этими тюркскими народами. Известно, что на Нижней Волге происходит тесное взаимодействие астраханских ногайцев и средневолжских татар-переселенцев (казанцами и мишарями). Особенно это видно на примере юртовской группы. Юртовцы, занимая территория вокруг города Астрахани, стали испытывать влияние татар в бытовой и этноязыковой сферах. В тоже время под влиянием поволжских ногайцев происходят изменения в хозяйственной деятельности, культуре и языке татар-переселенцев из Среднего Поволжья.

Примером вхождения татарских групп в состав астраханских ногайцев является судьба «калпáков», произошедших от средненволжских татар, первоначально контактировавших с казахами Букеевской Орды, а затем вошедших частично в состав юртовцев и карагашей. Этот аспект хорошо был изучен Л.Ш. Арслановым и В.М. Викториным[5].

Также очень тесными становятся отношения с туркменами. По мнению В.М. Викторина, первая волна миграции туркмен из полуострова Мангышлака в конце XVIII века, минуя Астраханский край, ушла на Северный Кавказ, впоследствии осевшая на землю на территории Ставропольской губернии. Из нее часть влилась в состав юртовцев, а часть образовала самостоятельный род «туркмен» в составе утар-алабугатцев. В период второй волны миграции туркмен (абдалы и игдыры) в начале XIX века основная часть ее стала оседать на территории Астраханской губернии[6].

Эти факты подтверждает П.И. Небольсин – исследователь народов Нижнего Поволжья середины XIX века. В частности, он характеризует степень взаимоотношений ногайцев-карагашей и туркмен: «Мангышлакские туркмены до такой степени сблизились с ними, что трудно найти различия между ними во всем, что касается образа жизни, занятий, нравов и обычаев»[7]. В составе ногайцев-карагашей до сих пор сохранился род «туркпен», представители которого живут в поселках Кири-Кили, Сенном и, возможно, в других местах. Это, по всей видимости, переселенцы из исчезнувшего ныне села Иш-Тамак, где когда-то жили компактно туркмены (около 15 домов)[8].

Очень тесное переплетение истории и культуры получают между собой ногайцы и казахи[9]. Так, в составе северо-западных казахов в середине XVIII века образовалась группа, ногайского происхождения, получившая название «нугай-казак». Как пишет астраханский ученый В.М. Викторин: «Возникновению данной общности способствовала политика Российской империи по переселению ногайцев из Предкавказья в «в казахскую степь, к их исконной родине»[10]. В эту группу, прежде всего, вошли представители салтанаульцев – крымские ногайцы, переселенные под Оренбург. Но к ним могли присоединиться, «в частности кундровская группа, а другие – прийти сюда после отхода калмыков в Джунгарию»[11].

Действительно, в эти степи стремились и другие ногайцы. Так, в 1774 г. в связи с общим неустройством быта ногайцев-карагашей в Красноярском уезде Астраханской губернии возникла даже угроза их бегства в казахские степи, о чем рапортовал управляющий над ними капитан-мулла Абдулла Жангуршин[12].

Надо отметить тот факт, что к середине и концу XIX в. «нугай-казак» был не собственно род, а «группа родов». Его подразделения: кояс, уйсен, костанбалы и казан-колак – стали пониматься как самостоятельные букеевские «ру».

В 1829 г. было подсчитано 500 юрт «нугайского» рода, в 1888 г. – уже 2 тыс. юрт. Перепись 1926 г. учла только по Уральскому округу Казахской автономии (Таловская, Джанибекская, Урдинская и Азгарская волости) 5696 хозяйств, где глава-мужчина из группы «нугай». А проживали такие семьи и на территории Нижне-Волжского округа[13].

С момента присоединения Букеевской орды в 1801 году устанавливаются более тесные отношения ногайцев-карагашей с казахами. Интересным аспектом ногайско-казахских взаимоотношений является факт того, что в состав Букеевской орды были включены представителей ногайцев-карагашей. По данным исследователя из Казахстана Н. Курумбаева причиной появления ногайцев-карагашей в Букеевской Орде является приглашение их ханом Джангиром для постройки домов в Ханской ставке. Приближенность ногайцев-карагашей к казахским ханам, а также возможные близкие родственные отношения, подтверждают надгробные стелы, расположенные на одном холме с могилой хана Жангира. Возможно, они могли входить в состав рода «туленгут», выполнявшего функцию охраны хана, о чем говорит тот факт, что у них была схожая тамга[14].

На границе Астраханской области России с Атырауской областью Казахстана расположено ногайское село Малый Арал и соседнее казахское село Байбек, где наблюдается тесное переплетение ногайской и казахской культур, а также языков, что в итоге способствовало тесным брачным отношениям жителей этих населенных пунктов. В свое время казахский султан Букей Нуралиев и ногайский проповедник Сеид Баба имели тесное духовное общение при жизни, а после смерти на их могилах, расположенных у села Малый Арал, был устроено святое место, как дань уважения этим людям[15].

Еще один очень интересный факт тесных отношений ногайцев с тюркскими народами на территории Астраханского края. К середине XIX века в составе утарских ногайцев образуется род «сарт», который происходил из узбеков Бухаркского торгового двора, перешедших на кочевку в нижневолжских степях[16].

На Северном Кавказе ногайцы имели тесные отношения с кумыками и карачаевцами. Как отмечает Д.С. Кидирниязов: «Ногайцы и кумыки – это наиболее близкие по языку, обычаям и истории северокавказские народы, что особенно ярко отражено у дагестанских ногайцев и кумыков. В художественном творчестве наиболее ранняя общность и взаимосвязь у этих народов наблюдается в фольклоре: проникновение к кумыкам сюжетов об Эдиге, Шора-батыре, Мамае, Адиль-Султане и др., а также ряд текстов казацких песен, толгау и т.д.: влияние на ногайцев традиций кумыкского танца, поздних лирических песен. А также письменных произведений и др. так обращает на себя внимание близость во всех отношениях друг к другу ногайских фольклорных произведений из цикла «кыска казак йырлар» и кумыкских «къанка къазак йырлар», пословиц, поговорок и т.д. Широко бытует среди ногайцев и кумыков сказание об Аманхоре – в устной и письменных формах»[17].

Очень интересные данные приводит в своей статье молодой кумыковед Ю. М. Идрисов. Он рассматривает судьбу ногайцев Теркско-Сулакского междуречья, так называемых «кумыкских ногайцев» («бабаюртовские ногайцы») находившихся под управлением кумыкских владельцев тарковского шамхальства и аксаевского, эндиреевского и костековского владений[18].

Об отношениях кубанских ногайцев с карачаевцами, и переплетении их этнической истории довольно подробно пишет Р.Х. Керейтов. Его исследования в целом носят многоплановый характер, затрагивают историю ногайцев всех регионов, но однозначно, его можно признать главным специалистом по истории и этнографии кубанских ногайцев. Он в частности, рассматривает вопросы, связанные с параллелями в системе родовой организации, хозяйстве и культуре ногайцев с другими тюркскими народами[19].

Таким образом, «Ногайский мир» в XVIII-XIX века находился в тесном контакте с родственными тюркскими народами, что говорило об их этногенетической общности, в частности, основанной на половецко-кыпчакском субстрате. Формулируемый нами концепт «Ногайский мир» позволяет взглянуть на ногайскую проблему этноисторически, показать многообразие форм взаимодействия и взаимовлияния, происходивших с ногайским этносом и другими народами в разные исторические периоды на территории расселения выходцев из Ногайской Орды. Также разрабатывая это направление, мы делаем обоснование многих современных процессов в среде ногайцев и родственных тюркских народов, давая направление дальнейшей перспективы этнокультурного развития.

примечания

[1] Небольсин П.И. Инородцы Астраханской губернии. Заметки о кундровских татарах // Вестник Императорского русского географического общества. – СПб. – 1851. – Часть 2. – Кн.4. – С. 2.

[2] Государственный архив Астраханской области (далее ГААО). Ф. !. Оп. 4. Т. 1. Л.6-12.

[3] Имашева М.М. Вопросы русско-азиатской торговли через Астрахань в первой половине XIX века. – Саратов, 2010. – 247 с.

[4] Об этом более подробно см: Идрисов Э.Ш. К вопросу о включение ногайцев-карагашей в состав Астраханского казачьего войска // Сарепта: Историко-этнографический вестник. – Вып.3. – Волгоград, 2007. – С.165-171.

[5] См. например: Арсланов Л.Ш. О так называемых «астраханских каракалпаках» и их языке // Советская тюркология. – 1981. – № 4. – С. 80-85; Викторин В.М. Татары-«каракалпаки» (казанские и мишарские) В Нижнем Поволжье: парадоксы межэтнических связей тюркских народов в XIX-XXI вв. // Историческая и современная регионалистика Верхнего Дона и Нижнего Поволжья: сборник научных статей по материалам научной конференции «Историческое и этнокультурное развитие Нижнего Поволжья». – Волгоград, 2005. – С.155-163.

[6] Викторин В.М. Кто мы астраханцы? (У этнической карты области) // Астраханские известия. Март-октябрь 1994.

[7] Небольсин П.И. Очерки Волжского низовья. СПб, 1852. С.147.

[8] Информатор И.Х.Уразмухамедов, 1927 г.р.

[9] Об этом подробно см. Идрисов Э.Ш. Ногайско-казахские историко-культурные связи и современные отношения // Перекрёстки истории. Актуальные проблемы исторической науки: Материалы Всероссийской научной конференции. Астрахань, 17 апреля 2010 г. Астрахань, 2010. С. 158-161.

[10] Викторин В.М. Субэтносоциум «нугай-казак» на границе Западного Казахстана и Нижнего Поволжья: парадоксы взаимодействия тюркских этносов // Сарепта: Историко-этнографический вестник. Вып. 2. Волгоград, 2006. С. 52-59.

[11] Викторин В.М. Там же. С. 56.

[12] ГААО. Ф.394. Оп.1.Д.4372.Л.1.

[13] Викторина В. М. Указ. Соч. С. 57.

[14] Курумбаев Н. Этнические группы Букеевской Орды // Материалы XXXVIII Урало-Поволжской археологической студенческой конференции. Астрахань, 2006. С.254.

[15] Известно, что султан Букей Нуралиев завещал похоронить себя рядом с могилой ногайского святого Сейд Бабы. При жизни они часто общались, Сейд Баба оказывал духовную и лечебную помощь Букей Нуралиеву.

[16] Викторин в.М. Кто мы астраханцы? (У этнической карты области) // Астраханские известия. Март-октябрь 1994; Сызранов А.В. Этносы и этнические группы Астраханской области: справочное пособие. Астрахань, 2008. С. 29-30.

[17] Кидирниязов Д.С. Взаимоотношение ногайцев с народами Северо-Восточного Кавказа в XVI – начале XX вв. – Махачкала, 2008. – С. 214.

[18] Идрисов Ю.М. Ногайцы в Терско-Сулакском междуречье // Историко-этнографический альманах «De Caucaso». – Карачаевск, 2009. – С 51-61.

[19] См. например: Керейтов Р.Х. Ногайцы. Особенности этнической истории и бытовой культуры. – Ставрополь, 2009. – 464 с.

Источник: http://idrisel.livejournal.com/26234.html

Добавить комментарий