Социальные движения в XVII — XVIII веках. Астраханский край в «Смутное время»

Предыдущая глава. Просвещение в Астрахани в XVIII веке

В начале XVII в. Русское государство испытало тяжелейшее потрясение, поставившее его на грань национальной катастрофы. В Российской историографии этот период получил название «Смутное время» или просто «Смута».

Осенью 1604 г. царевич Дмитрий (или, как принято считать, Лжедмитрий I — Григорий Отрепьев) вступил в пределы Московии. Дмитрию удалось заручиться поддержкой донских казаков, на чьи права опрометчиво посягнул Годунов, а вскоре весь юго-запад страны шел за «законным царем».

Бурные события осени 1604-зимы 1605 гг. практически не затронули Астрахань. Лишь после утверждения Дмитрия в Москве «и Астрахань и Терки… крест целовали вору расстриге». Присяге «законному» царю в Астрахани попытался противостоять архиепископ Феодосии, доказывая, что Дмитрий не более как самозванец. Однако народ как всегда верил тому, чему хотел верить, а не голосу разума. Архиерея народ чуть не убил, но в последний момент Феодосии был отведен на подворье Троицкого монастыря и посажен под стражу. Вероятно, жизнь архиепископа спасло стремление черни ограбить архиерейское подворье, как и в аналогичной ситуации с арестом Иова в Москве. Вне всякого сомнения, решающую роль в спасении Феодосия сыграл воевода Хворостинин, отправивший его под стражей в Москву. В столице, несмотря на свои прежние обличения, Феодосии был обласкан царем Дмитрием. В дальнейшем, после гибели самозванца, Феодосии вместе с Филаретом Романовым учавствовал в перенесении из Углича мощей царевича Дмитрия Ивановича.

Тем временем весной 1606 г. на Тереке объявился новый самозванец — «племянник» Дмитрия Петр Федорович. В отличие от личности Лжедмитрия I, до настоящего времени таинственной, происхождение новоявленного царевича вполне известно. Это был бывший холоп, а затем служилый казак Илейка по прозвищу Муромец, неоднократно побывавший в поволжских городах от Нижнего Новгорода до Астрахани и Терского городка. В Астрахани Илейка служил у воеводы Ивана Хворостинина. Правда, выборы «царевича» в Терском городке проходили на альтернативной основе: помимо Илейки Муромца выдвигалась кандидатура астраханского стрелецкого сына Митки (Дмитрия). Но тот взял самоотвод по причине того, что на «Москве не бывал и не знает тамошних обычаев». Более решительный Илейка Муромец согласился на кругу принять имя Петра Федоровича (нерожденного сына царя Федора Ивановича), хотя также на Москве никогда не бывал. Сочинили и биографию: царевич якобы родился в 1592 г. и был подменен девочкой-царевной. Известно, что с царевичем Петром с Терека ушло 300 казаков, но на Волге его войско достигло 4-х тысяч человек. История «Смуты» применительно к Астраханскому краю изобилует путанными и неточными сведениями. В частности, некоторые исследователи полагают, что войско царевича Петра изначально насчитывало четыре тысячи терских казаков. Однако в XVII в. терские казаки не могли насчитывать более 1000 человек, а их соседей, гребенских казаков, было и того меньше — всего 500 человек. Лишний раз о немногочисленности войска царевича Петра свидетельствует то, что он не был допущен в Астрахань. Двинувшись вверх по Волге, казаки занялись грабежом, разорив все пространство от Астрахани до Казани. Узнав о гибели в Москве царя Дмитрия, Илейка Муромец и его воинство повернули на юг и, захватив Царицын, устроили там погром. В городе были убиты посол в Иране князь И.П. Ромодановский и воевода Федор Акинфиев. Правда, в своих показаниях после пленения в Туле царевич Петр постарался опустить этот эпизод, утверждая, что перешел на Дон не у Царицына, а рекою Камышенкою.

Убийство в Москве первого самозванца и восшествие на престол Василия Шуйского отнюдь не принесли спокойствия Русскому государству. На юго-западе страны вспыхнуло движение И.И. Болотникева, объединившее холопов, казаков, служилых дворян и даже представителей знати, недовольных «боярским царем». Не признала Шуйского и Астрахань. Астраханский край превратился в питомник самозванцев. Здесь объявились «царевич Август, потом князь Иван Хворостинин сказался сыном Грозного и Колотовской; там же появился третий «царевич» — Лаврентий, сказался внуком Грозного от царевича Ивана, в степных юртах явились: царевич Федор, царевич Клементий, царе-вич Савелий, царевич Семен, царевич Василий, царевич Ерошинка, царевич Мартынка, царевич Гаврилка — все «сыновья» царя Федора Ивановича». Воевода Хворостинин, правда, вскоре отказался от «царства», предпочитая перетасовывать многочисленных «царевичей», по мере необходимости отправляя их в походы вверх по Волге. Фактически астраханский воевода превратился в самостоятельного правителя, подавляя любое недовольство. Тем временем царь Василий отправил на Астрахань войско боярина Шереметева. Однако астраханцы отразили приступ и, более того, осадили московское войско на Болдинском острове. Воевода Хворостинин в борьбе с Шереметевым призывал на помощь ногайских князей. Противостояние продолжалось всю зиму и лишь в мае 1607 г. Шереметев отошел от города. После отступления московского воинства стали возможны походы астраханских самозванцев по Волге. Наиболее известным из них был Ивашка Август, отправившийся с парой других самозванцев — Осиновиком и Лавром под Саратов. Поход этот, вопреки устоявшемуся мнению, не мог состояться ранее 1608 г., поскольку на Волге находилось войско Шереметева, и лишь в конце осени оно ушло к Нижнему Новгороду. Н.М. Карамзин приводит сведения, что «в 1609 году на Саратов подхо-дили воры из Астрахани, а с ними вор, назывался царевичем Иваном Ивановичем (Август). И к Саратову русские воры приступали. И в Саратове воеводы и ратные люди отсиделись, и на вылазках и на приступах астраханских воров многих побили. И вор который назвался царевичем Иваном, от Саратова пошел с астраханскими людьми в Астрахань». Вероятно, дата 1609 г. ошибочна, как и известие об уходе Августа к Астрахани. Известно, что после неудачи под Саратовом казаки «с досады» убили на берегу Волги Осиновика, а Август и Лавр отправились на соединение с Лжедмитрием П. Явно ошибочно мнение о движении их отрядов на соединение с И.И. Болтниковым, поскольку к тому времени он был уже разбит. В лагере Лжедмитрия II в Тушине Августа и Осиновика ждала казнь через повешение, так как этот «монарх» не терпел возле себя конкурентов, о чем свидетельствует и его расправа под Брянском с донским самозванцем Федором.

Бурные события, связанные со свержением Шуйского и борьбой с польскими интервентами, прошли мимо Астрахани. Однако городу было суждено стать ареной заключительной страницы «Смуты». Потерпев поражение в порубежных городах южной России, к Астрахни устремился И. Заруцкий с дважды вдовой Мариной Мнишек и царевичем Иваном Дмитриевичем, сыном Марины.

В конце лета 1613 г. Заруцкий вошел в Астрахань. Воевода Хворостинин, не признавший «Ивашку, Маринкина сына», был убит. Заруцкий пытался завязать отношения с татарами, терскими казаками, персидским шахом Аббасом. Заруцкий с Мариной в очередной раз попытались возродить слух о спасении царя Дмитрия, поскольку известна челобитная на имя царя Дмитрия Ивановича, царицы Марины Юрьевны и царевича Ивана Дмитриевича. Воинство Заруцкого в Астрахани представляло собой настоящую банду из волжских казаков и объявивших себя казаками беглых холопов. Они чинили всяческие насилия над астраханскими жителями. Вместе с воеводой погибли «многие люди», а сам Заруцкий приказал перелить на стремена серебряное паникадило из Троицкого монастыря. Попытка опереться на терских казаков окончилась провалом, поскольку те отказались поддержать царицу Марину. С севера по Волге двигалось на Астрахань войско князя Одоевского. В городе же обстановка накалилась настолько, что Заруцкий с Мариной заперлись в кремле. Весной 1614 г. к Астрахани терским воеводой Головиным был послан отряд сотника Василия Хохлова с 700-ми казаков и стрельцов. Астрахань они застали в огне восстания: Заруцкий сидел в кремле, а жители из посада вели с ним перестрелку.12 мая Заруцкий бежал из города, но 14 мая ниже Астрахани Хохлов настиг его. В бою отряд Заруцкого был разбит и потерял почти все струги. В плен взято было до 160 казаков. Лишь небольшая часть казаков с Заруцким и Мариной бежали на легких стругах в море, а затем на Яик. В июне 1614 г. на Медвежьем острове Заруцкий был разбит отрядом стрельцов, посланных князем Одоевским, и лишь 120 казаков с Тереней Усом сумели прорваться на Волгу. Заруцкий, Марина и царевич Иван попали в плен и судьба их была трагична: Заруцкого посадили на кол, царевича повесили на Серпуховских воротах, а Марина погибла в заточении.

К сожалению, вихри «Смутного времени» не утихли над Астраханским кремлем: спустя полстолетия здесь вновь запылает пламя народных волнений.

Следующая глава — Восстание С. Т. Разина и Астраханский край

Добавить комментарий