Андрей Макеев — Пивное наследство

24909186Не знаю, был ли мой прадед любителем «Венского» или «Нюрнбергского», но могу с полной уверенностью утверждать, что пиво, которое варили в Астрахани 100 лет назад, было гораздо лучше того, что есть сейчас. Петр Вейнер, Максим Геллерт, Степан Лионозов стали «пионерами» пивоварения в Астрахани. И дела, замечу, шли у них довольно неплохо. Как было установлено специальной комиссией, по указанию Медицинского департамента МВД России, продукция астраханских пивоваров в то время содержала минимальное количество спирта и была без всяческих химических и прочих других вредных примесей.

Врач-пивовар

«А что если…» — размышлял с умным видом Максим Егорович Геллерт, сидя у себя дома за рабочим столом, над свойствами местной астраханской воды в тот момент, когда услышал чьи-то голоса за окном. Поднявшись из-за стола, он направился к входной двери явно недовольный тем, что его размышления были прерваны в самый важный момент и, как следствие, все свои «выстраданные» умозаключения Максим Егорович еще не успел записать в черновик. На улице, за порогом дома он увидел женщину и маленького мальчика, державшего ее за руку.

— Максим Егорович, мы к вам приходили вчера… – начала женщина, но Геллерт понял все сразу.

— Помню-помню. Сейчас, — ответил он и вернулся обратно в дом.

Через некоторое время Максим Егорович появился на улице с маленьким пузырьком в одной в руке и какой-то бумагой в другой.

— Вот, — протянул он женщине пузырек и, тыкая пальцем в бумагу, продолжил, — здесь все написано. Мальчику принимать два раза в сутки по три капли. Через неделю боль в животе как рукой снимет.

Женщина улыбнулась, сказав: «Спасибо», и протянула монетку…

…Дядю Геллерта знали во всей Астрахани. В лечебных делах он неплохо преуспевал. Дом его находился на пересечении улиц Мало-Демидовской и Московской ( ныне улицы Михаила Аладьина и Советская). Люди со всего города шли к нему за помощью, как к хорошему аптекарю и провизору. Но, несмотря на большой успех в деле врачевания, Максиму Егоровичу в данный момент не давала покоя тяга к предпринимательству, и одна навязчивая мысль постоянно крутилась в его голове. Дождавшись того момента, когда все (больные, нищие, прохожие и прочий непонятный люд) оставили его в покое, Максим Егорович снова принялся за исследования, связанные с очисткой местной воды, и в результате пришел к выводу, что в Астрахани можно производить пиво не хуже европейского.

В дальнейшем, все эти выводы не остались только на бумаге, а воплотились в реальность. Известно, что в 1850 году Максим Егорович приобрел участок на левом берегу реки Царев и начал строительство небольшого пивоваренного завода.

О чем не знал Геллерт?

50741548Максим Геллерт не знал только об одном, что в городе он далеко не первый, кто решил заняться пивным производством.

— Смотри, Петр – начал, было, Петр Антонович Вейнер делиться со своим юным сыном (которого звали так же — Петр) планами на ближайшее будущее, прогуливаясь по берегу Волги, — вот здесь, на Селениях совсем скоро появится мое новое предприятие. Большое и, надеюсь, прибыльное…

— Какое предприятие? — с любопытством спросил маленький Петя. – Ты об этом нам еще ничего не рассказывал.

Петр Антонович вздохнул и остановился, глядя на проходящий по Волге пароход. Молчание было недолгим, но тяжелым.

— Красиво здесь, — сказал отец Вейнер и опять замолчал.

Маленький Петя решил, что зря задал свой вопрос и не старался продолжать разговор дальше, хотя было очень интересно…

— Аркашка, брат твой, не вселяет в меня надежду, — начал снова Петр Антонович, — не вырастет из него человек большого дела Вейнера отца. Я уже не говорю про Анечку и Надюшку, сестер твоих, какие из них предприниматели – только беда одна… от этих девчонок… Только ты, Петя, один из всех моих детей и задаешь вопросы: «А что это?», «А что то?». Хоть какая-то надежда на то, что не пропадет мое дело после того, как меня самого не станет…

Несмотря на то, что надежды на второго сына Аркадия и, правда, не было, тем не менее, в Астрахани во второй половине XIX века появился Торговый дом под названием «Вейнер и сыновья», основателем которого стал, конечно же, Петр Антонович Вейнер. Именно благодаря ему с 1868 года в Астрахани заработал первый большой пивоваренный завод «Селенский» на берегу Волги. По сравнению с Петром Вейнером, врач-пивовар Максим Геллерт был всего лишь мелким предпринимателем. Кстати, после его смерти, Вейнеры выкупили все каменные погреба и постройки на Цареве, и в 1893 году здесь уже заработал большой Царевский пивоваренный завод.

«Я, конечно, понимаю, — доносилось из личного кабинета Петра Петровича Вейнера, — что наш «Царев» самый новый и лучший пивоваренный завод в Астрахани! Я понимаю, что наш «Селенский» — это самый первый завод и уже почти полвека астраханцы только ему и доверяют! Но вы посмотрите на показатели! Они-то не врут! Лионозов наступает на пятки! Я бы даже сказал, дышит нам в затылок, и…»

…И неизвестно, сколько бы еще сын отца-основателя крупнейшего Торгового дома в Астрахани «Вейнер и сыновья» (кстати, благодаря его стараниям, с 1876 года Торговый дом стал называться короче — «Вейнер и Сын»), Петр Петрович Вейнер разглагольствовал, если бы не известие из Ялты.

Подарок судьбы

Самым большим конкурентом Вейнеров, как уже стало ясно, был астраханский предприниматель Степан Мартынович Лионозов. Будучи выходцем из Тифлисской губернии, Степан Мартынович поселился в Астрахани в 1862 году. К тому моменту он имел множество правительственных наград в области военной и предпринимательской деятельности. В истории Астрахани Лионозов стал одним из самых крупнейших благотворителей. Его дом на набережной Варвациевского канала (ныне Набережная 1 мая, 47) был открыт для всех нуждающимся.

— Дом мой сгорел около трех дней назад, вот и пришел я сюда. Спасибо Степке Лионозову, так бы под господскими дворами и побирался, — говорил уже не молодой мужчина по имени Михаил, глядя из окна на грязного мальчонку, которого вели за руку сюда же, в «лионозовский» дом.

— А я все свое детство… то там, то сям, — отвечал ему парнишка Осип, тоже глядя на мальчонку и вспоминая себя, — отца не было, да и мать бросила. Я уж месяц, как здесь. Спасибо Степану Мартыновичу…

300 тыс. рублей было пожертвовано Степаном Лионозовым на полезные и благие дела в Астрахани: на работы по дноуглублению Варвациевского канала, Кутума, Адмиралтейского (ныне Приволжского) затона; на устройство в городе приюта для бедных, ночлежного дома, на попечительство о бедных детях; на содержание больных в глазной больнице, на поддержание общества сестер милосердия и комиссии народных чтений, на развитие торговли и промышленности…

Сфера деятельности фирмы Степана Лионозова была довольно широкой. Его предприимчивость проявилась, в частности, в поставках соли с промыслов в Баскунчаке и Мажрах терским и кубанским казакам на льготных условиях, за что он был удостоен золотой медали «За полезное дело» российским правительством в 1872 году. Был и у Степана Мартыновича пивоваренный завод, который составлял достойную конкуренцию Вейнерам. Но…

«…Но вы посмотрите на показатели! Они-то не врут! Лионозов наступает на пятки! Я бы даже сказал, дышит нам в затылок, и…» — Петр Петрович Вейнер прервал свою речь перед важными мужами, когда в его дверях появился молодой человек с небольшим бумажным пакетом в руках.

— Чего тебе? — спросил Петр Петрович, недовольный тем, что его пламенную речь прервал незнакомец. Молодой человек, тем временем, прошел через весь кабинет и вручил пакет Петру Вейнеру прямо в руки.

— Это вам, — сказал парнишка, — просили передать…

— Спасибо, — ответил Петр Петрович с явно выраженным вопросом в голосе, — Можете идти.

Важные мужи астраханского предпринимательства ждали, пока Вейнер прочитает все письмо до конца. А, тем временем, сам Петр, казалось, внимательно изучал каждое слово. После двухминутного молчания Петр Вейнер оторвался от письма, сказав: «Спасибо, господа, за внимание. Проблема решена. Все свободны…»

Все дело в том, что 1894 году в Ялте умер Степан Лионозов. А его сын Георгий Лионозов за 105 тыс. рублей продал завод самому Петру Петровичу Вейнеру.

И, таким образом, Торговый дом «Вейнер и сын» стал монополистом пивоваренного производства в Астрахани конца XIX начала XX вв. Производственная деятельность завода на Цареве, принадлежавшего Торговому дому, составляла около 40 тыс. ведер пива в год (4 тыс. гектолитров). А в 1902 году в 5 км от железнодорожной станции, на Паробичевом бугре, стараниями Петра Вейнера открылся еще один пивоваренный завод «Богемия», с новой модернизированной технологией пивоварения на импортном оборудовании. Его производственная деятельность составляла около 250 тыс. ведер (25 тыс. гектолитров). 37 торговых заведений продавали в Астрахани пиво семи сортов: «Венское», «Экспорт», «Баварское светлое», «Нюрбернгское», «Королевское», «Портер» и «Мюнхенское».

А что есть сейчас?

Максим Геллерт умер. Наследники астраханского пивного короля Вейнера рассеялись по белу свету. А могила Степана Лионозова находилась когда-то в Армянском соборе им. Петра и Павла. Собор в советское время был уничтожен, а прах предпринимателя конца XIX века, пожертвовавшего безвозмездно Астрахани 300 тыс. руб., благодарные потомки даже и не потрудились перезахоронить. Так и остался он и по сей день где-то под асфальтом нового корпуса АГМА.

Добавить комментарий