Астраханская губерния в XVIII веке. Экономическое развитие Астраханского края в XVIII веке

Предыдущая глава — Строительство флота в Астрахани. Персидский поход Петра I

XVIII в. в истории России занимает особое место. Именно в это время была преодолена изоляция России от Западной Европы, Россия после Северной войны, получив выход на Балтийское побережье, начала активно включаться в систему мирового рынка. Более интенсивное развитие экономики России определяло и развитие экономики Астраханского края, который в XVIII в. находился под пристальным вниманием центральных органов власти.

И это не являлось случайностью, ибо экономические возможности края были весьма перспективны, а его стратегическое положение было для России важным и значимым. Подтверждение этому мы находим в записках путешественников, как иностранных, так и русских, посещавших Астрахань, среди которых несомненный интерес представляют сочинения Джона Белла, Корнелия де Бруина и Михаила Чулкова. Все они отмечают богатство края рыбой, продукцией животноводства, огородничества и садоводства. «Съестных припасов в этой стране изобилие, за исключением ржи…, но в особенности мяса и рыбы. Самая лучшая здесь рыба белуга, которая попадается иногда сажени в две длиной, стерлядь бывает величиной в аршин, и можно сказать, что это — лучшая рыба во всей России», — писал Корнелий де Бруин в 1725 г.

Но экономические возможности края не могли быть реализованы без достаточного количества рабочих рук. Население же, сосредоточенное в Астрахани и укрепленных поселениях, было невелико. В 1719 г. Астраханская губерния вместе с Кавказом насчитывала 46744 душ м.п. (не считая кочевые племена). Рост населения был незначительным, к 1762 г. достигнув 73344 душ. Из них крестьян насчитывалось 5813 душ, остальное население приходилось на Астрахань и укрепленные поселения. Это придавало особое значение колонизации края, которая проходила при активном участии государства.

По материалам фонда астраханского губернатора в 1799 г. крестьян, занимающихся торговлей в Астрахани, насчитывалось 148 душ и 78 крестьян-ремесленников. Остальные крестьяне в той или иной мере обслуживали промысловое хозяйство края, главным образом соляное, сочетая с занятием сельским хозяйством.

Не менее активной была и иностранная колонизация края. Наиболее крупной иностранной колонией была армянская, находившаяся непосредственно в Астрахани. По материалам городового магистрата 1790 г., в городе проживало армян, записавшихся в купечество — 516 душ, записавшихся в мещане — 80 человек и 20 цеховых армян. Кроме них, значительными были колонии индийцев (109 ч.), подданных Ира-на (178 человек) и среднеазиатских купцов (469 душ).

Активной была и вольная колонизация. К концу XVIII века, в промысловый период в крае находилось до 10 тыс. сезонных рабочих, которые старались осесть в экономически выгодных районах. Но как раз этой форме колонизации препятствовали власти края, поэтому ее результаты проявились лишь в XIX в.

Вышеперечисленные формы колонизации хотя и имели важное значение, однако значительно уступали помещичьей колонизации. Речь идет не о количестве перемещенных сюда помещичьих крестьян, их-то как раз и было менее других переселенцев, а о распродаже помещикам свободных земель, пригодных для занятия сельским хозяйством и промыслами.

Первые пригодные к земледелию земли раскупали высшие чины губернии. Губернатор Бекетов с родственниками купил 4 тыс. десятин, князь Долгорукий — 500 дес., Илья Григорьев (директор таможни) -850 дес., прокурор Обухов — 1500 десятин. Всего в Астраханском уезде было продано 16355 дес. самой лучшей земли 20 помещикам.

К переписи 1782 г. только 10 помещиков поселили на своих землях крестьян.

К концу XVIII в. помещичьи хозяйства приобретают все более предпринимательский характер. Стремясь повысить доходы своих имений, помещики увеличивают собственные наделы за счет крестьянской запашки, параллельно растет и денежная рента. Этот период характеризуется также новыми, еще более значительными распродажами земель помещикам.

В течение 11 лет, с 1785 по 1796 гг., ими было приобретено 877 тыс. десятин земли. Все остальные жители, включая казаков, юртовских и кундровских татар, получили 200 тыс. десятин. По уездам помещичьи земли распределялись следующим образом: Астраханский уезд — 61294 дес. (26 помещиков), Черноярский уезд — 172564 дес. (10 помещиков), Енотаевский уезд — 78590 дес. (8 помещиков), Красноярский уезд -564576 дес. (6 помещиков). Раздача земель продолжалась до 1806 г.

Но дворяне приобретали земли не только пригодные для занятия сельским хозяйством. В конце XVIII в. они активно начали приобретать промысловые земли. Так, в 1797 г. князьям Куракиным были подарены в вечное владение учуги и ватажные промыслы Астраханские и Чуркинские. Граф Кутайсов в 1799 г. заполучил эмбенские воды со всеми устьями и островами в море.

Рыбные ловли приобретали почти все дворяне, имевшие земли в Астраханском крае. К 1800 г. воды и земли Волги и Каспийского побе-режья на 90% были собственностью помещиков. В конце XVIII в. рыб-ный промысел в Каспийско-Волжском районе распределялся между 5 учужными и 48 ватажными заведениями, из которых: 4 учуга и 11 ватаг принадлежали князьям Куракиным; 7 ватаг — графу Безбородько; 6 ва-таг — князю Юсупову; 16 ватаг — среднему дворянству; 1 учуг и 2 ватаги — монастырям; 4 ватаги — Астраханскому казачьему войску.

Свободные ловцы и купцы — промышленники вынуждены были заниматься морским рыбным промыслом, что в конце XVIII- начале XIX в. отодвинуло их на второй план по сравнению с рыбопромыш-ленниками из среды дворян.

До начала XIX в. в результате помещичьей колонизации на территории Астраханского края было поселено 5535 душ. крепостных крестьян, заселивших 36 сел и деревень. Более половины всех крепостных проживали на территории Астраханского уезда. Притом все посе-ления располагались в низовьях Волги, где имелись богатые рыбные угодья, дававшие помещикам большие прибыли.

Помещичьи хозяйства сочетали промыслы с торговлей, фактически перехватив торговлю соленой рыбой в свои руки. В 1776 г. только соленой рыбы в Саратове и Нижнем Новгороде было продано на 195373 руб. В том числе доход губернатора Бекетова и его брата от продажи составил 111074 тыс. руб.

Господство помещичьего землевладения в крае серьезно тормозило развитие свободных рыночных отношений, лишая их широкой социальной опоры, делая невозможным свободную конкуренцию .

Освоение Астраханского края, кроме его колонизации и использования Волги и Каспия как торгового пути в страны Востока, вело к развитию не только рыбных, но и соляных промыслов.

Соляной промысел имел значительное развитие еще в XVII в. В конце XVII- начале XVIII в. соль в Астраханском крае добывалась в 14 озерах.

Среди них еще не было озера Баскунчак, хотя о его богатствах знали в Москве еще в XVII в. Однако отдаленность озера от Волги, невыгодность вывоза соли на подводах при наличии более благоприятно расположенных озер привело к тому, что казна не решилась приступить к его эксплуатации и не смогла привлечь к этому промышленников. Важно отметить, что значительная часть соли продавалась в самой Астрахани и использовалась для посола рыбы. В XVIII в. в соле-добыче происходят изменения. Начинаются активные разработки озер Эльтон и Баскунчак. К середине 70-х гг. XVIII в. добыча соли достигла 12 миллионов пудов. Астрахань снабжала своей солью более 15 губерний, Новгород, Псков, Архангельск, Москва, Нижний Новгород, Казань и другие города снабжались астраханской солью. Добыча соли была собственностью казны, но для активизации добычи казна передавала добычу соли на откуп, контролируя ее продажу. Организация соляных промыслов была чрезвычайно проста, примитивной была и техника добычи соли. Самосадочную соль на астраханских озерах просто сгребали лопатами и сваливали на берегу озер, а затем развозили по местам. Практически весь XVIII в. на озерах использовались вольнонаемные работники, но с активизацией помещичьей колонизации стали использовать труд крепостных. Они отбывали своеобразную барщину на соледобыче. Немаловажным является тот факт, что крепостной труд был более эффективен в условиях конца XVIII-начала XIX в.

Не меньшее значение имел и рыболовный промысел. В конце XVII- начале XVIII в. основная добыча рыбы велась на Волге с помощью учужного лова (реку перегораживали, оставляя один проход, где рыба попадала в сети). Использовались и невода, плавные сети и бред-ни. Ловили, главным образом, осетра, белугу, севрюгу, стерлядь, судака и сазана.

Наиболее крупными были следующие учуги: Чаганский на реке Чагане в 24 верстах от Астрахани, при котором была построена церковь во имя Великомученицы Екатерины, Камызякский на реке Камызяке в 30 верстах от Астрахани, при нем была деревянная церковь Смоленской Богородицы с приделом для Николы Чудотворца, и Уваринский на реке Увары, в 35 верстах от Астрахани, с деревянной церковью Казанской Богородицы.

Но к середине XVIII в. преобладание получает ватажный лов сетями. Добытая рыба, икра, клей поступали на ярмарки Поволжья и в крупные города России, часть добычи отправлялась за границу: икра шла во Францию, Англию, Голландию, Италию Испанию и в страны юго-востока.

В 1704 г. создается рыбная контора, обслуживающая 50 богатых рыболовных участков. Она передавала в аренду купцам-промышленникам учуги и ватаги. Число ватажных людей у некоторых купцов достигало 1500 человек. С отстранением купца-промышленника от волжских и приморских рыболовных промыслов свободный промысел переходит в море. К концу века улов в море достигает 1,5 миллионов пудов, тогда как волжские промыслы давали всего 1 миллион.

Переработка рыбы в XVIII в. получает новый импульс, особенно после указа 26 октября 1720 г. Именной указ Петра I губернатору Волынскому гласил: «Опробывать рыбу для отпуска за море: таким образом солить свежих осетров, изрезав в звенья и закупоривать в небольшие бочки: другую варить в тузлуке и наливать уксусом, так же пробовать наливать рыбьи жиры и в такие же бочки закупоривать. Оные пробы делать как из осетров, так и из севрюг. Опробовать же солить сельди, которые в Каспийском море…». Частиковую же рыбу обычно выбрасывали, сваливая на берегу, ее переработка на жир началась в XIX в. Активный промысел сельди также относится к XIX в.

Немаловажное значение имел и тюлений промысел. Он, как и рыболовецкий, производился весной и осенью на островах Каспийского моря. М. Чулков, описывая астраханский тюлений промысел, отдавал ему предпочтение перед архангельским. «Выпотрошенных тюленей на том же месте пересыпают солью, не сдирая с них кожи и топят сало, которое солением оным предохраняется от вони, и потому чище и луч-ше бывает, нежели Архангел огород ское…».

Сельское хозяйство, в частности, земледелие (главным образом, бахчеводство и огородничество) и садоводство было сосредоточено вокруг Астрахани и других крупных поселений. Садоводство начинает все больше ориентироваться на рынок. По ведомости астраханского купечества за 1802 г. 11 купцов третьей гильдии имели сады и специализировались на торговле фруктами.17 Известно также, что Астрахань была крупным поставщиком виноградного вина и водки на внутренний рынок. Интенсивное развитие виноградарства начинается во второй четверти XVIII в., когда сюда приезжают венгерские и немецкие виноделы. Особенно знаменит был поручик Паробич, который начал выращивать виноградники вокруг Астрахани на Беровских буграх.

После известного указа Петра I (1720 г.) в Астрахани были заведены аптекарский огород и оранжерея. Для приготовления лечебных трав из Санкт-Петербурга были выписаны аптекарь и огородник.

Бахчеводством занимались, главным образом, татары, осевшие вокруг Астрахани. Были и попытки выращивать рожь: этим занимались переселенные по указу от 9 мая 1785 г. украинцы. Но весь урожай шел на собственные нужды, не обеспечивая потребности края. Поселения украинцев располагались, главным образом, на территории современных Черноярском и Ахтубинском районах. Были попытки и разведения тутовых деревьев для разведения тутового шелкопряда. Но на местном сырье организовать крупное шелковое производство не удалось и этот вид деятельности постепенно сошел на нет.

Животноводством в XVIII в. занимались, главным образом, калмыки и татары. Указом Петра I (1720 г.) были определены основные направления в животноводстве. В частности, указ предписывал завести при Астрахани овчарные заводы, для которых выписать мастеров из Шлезии, кроме того — «…конский завод для разведения чистокровных лошадей от персидских жеребцов и черкесских кобыл, для чего выписать в Астрахань шведского арестанта прапорщика Рутова и стремянного конюха Ивана Чепцова».

Приблизительно насчитывалось овец до 400 тыс. голов, лошадей, верблюдов и крупного рогатого скота до 150 тыс. голов.19 В XVIII в. особенно ценились большие калмыцкие быки, кожу которых было велено продавать только в казну и посылать в Казань на кожевенные заводы для выделки.

Крупной мануфактурной промышленности в Астрахани не было, но ее становление начинается именно в XVIII в. В первой четверти XVIII в. в районе с. Селитренное был основан селитренный завод (ма-нуфактура), принадлежащий казне, и корабельная верфь в Астрахани.

К концу века в Астраханском крае действовали три селитренных завода, но постепенно их деятельность свертывается. Корабельная верфь в Астрахани, официально основанная Петром Великим в 1722 г. близ устья реки Кутум, получила название Астраханского адмиралтейства. Здесь строились мореходные суда для Каспийской флотилии. В первой четверти XVIII в. на верфи было построено 7 судов. В 1725-1734 гг. деятельность верфи ограничивалась профилактикой и ремонтом судов. Мореходные суда для Каспия строились до 1740 г. в верховых городах. С1740 по 1745 гг. строительство было возобновлено. Было построено три шнявы и 10 гекботов. Наиболее активное строительство начинается с середины 50-х гг. Так, в 50-е гг. были построены 6 судов (3 шнявы, галиот «Кронштадт», галиот «Петергоф» и доншкоут «Ораниенбаум»). 60-е гг. — пик строительства. Астраханский купец Петр Волковойнов построил 3 галиота, купец Лаврентий Иванов построил галиот, шняву и шкоут. Всего астраханские купцы в 60-е годы, включая и названные, построили 19 мореходных судов (16 га-лиотов, 2 шнявы и 1 шкоут). Наиболее крупными были галиот «Святой Харлампий» купца Гаврилы Скворцова (грузоподъемность 10220 пудов), шнява «Святой Алексей» купца Ивана Астраханцева (грузоподъемность 13660 пудов).

Суда не только строились, но и содержались под присмотром при астраханской верфи. Известны имена смотрителей, которые принимали участие и в постройке судов: Александр Громов, Гаврила Шуваров, Харитон Юрьев. Они давали оценку годности судну, без которой выход в море был затруднен. Ведомость мореходных судов при Астраханском порте за 1797 г. насчитывает 57 мореходных судов и 201 расшиву. Кроме этого, ведомость за 1794 г. показывает 484 лодки, которые использовались для прибрежного лова рыбы, в основном, у Гурьева и в эмбенских водах.

В последующие годы строительство судов на астраханских верфях замирает. Суда лишь подвергаются проверке и починке. Главная причина — спад участия российского купечества в восточной торговле и малый объем перевозок на Каспии. Построенных судов вполне хватало.

Ввоз шелка и хлопка в Россию способствовал развитию текстильной промышленности и в Астрахани. Здесь в 30-40 гг., хотя еще и в небольших объемах, начинается обработка шелка и хлопка. Книга сбора пошлин с промышленных предприятий за 1747 г. позволяет представить объемы этого производства: с января по декабрь было произведено 6038 кусков полушелковых и хлопчатобумажных тканей стоимостью 12076 рублей. В 70-80 гг. количество выработанной ткани в Аст-рахани по объему и стоимости превосходило даже объем продукции, ввозимой из стран Востока. Значительно расширился ассортимент из-делий астраханского производства: платков шелковых и полушелковых, поясов, кушаков и др. изделий. Общая стоимость астраханских тканей и изделий из них оценивается примерно в 25-30 тыс. руб. за год. В конце XVIII в. в Астрахани насчитывалось 19 шелковых предприятий с 94 станами и 52 хлопчатобумажных с 475 станами. Оборотный капитал всех предприятий равнялся 320 тыс. рублей. Все предприятия и мелкие мастерские принадлежали армянам, иранцам и татарам. В XIX в. текстильная промышленность в крае резко сокращается, не выдержав конкуренции с предприятиями центра России.

Хозяйственное освоение Астраханского края в XVIII в. свидетельствует о наличии здесь больших потенциальных возможностей и перспектив экономического развития. Однако его рост сдерживался двумя основными факторами: слабой заселенностью края и переходом в руки дворянства значительных земельных владений, препятствующих участию широких социальных слоев в подъеме экономики Астраханского края.

Следующая глава — Астрахань в системе внутриторговых связей России

Добавить комментарий