Астраханская губерния в XVIII веке. Строительство Астрахани в XVIII веке

Предыдущая глава — Внешнеторговые обороты Астрахани. Купечество

Начало XVIII в. в Астрахани было ознаменовано знаменательным событием — окончанием строительства кафедрального Успенского собора на территории кремля. Сооружение Успенского собора происходило в 1698-1710 гг. на месте ранее построенной церкви. Сбор средств на его постройку начался еще при митрополите астраханском Савватии. Было собрано до 10 тысяч рублей и был найден подрядчик по доставке строительных материалов. После смерти митрополита Савватия устройством кафедрального Успенского собора занялся его воспреемник митрополит Сампсон, при котором и было закончено строительство собора. С 1700 г. строительными работами на Успенском соборе руководил Дорофей Мякишев, который и является автором его художественного облика. 17 августа 1710 г. состоялось освящение кафедрального Успенского собора, который был одновременно и усыпальницей астраханских митрополитов, под плитами собора в XVIII в. были захоронены грузинские цари Вахтанг VI и Теймураз II.

Архитектура Успенского собора оригинальна и представляет собой органичное соединение традиций русского средневекового зодчества, о чем свидетельствует декоративное убранство нижнего яруса собора и гульбища, и приемов так называемого «нарышкинского барокко» второго яруса собора. Двухэтажный объем собора со всех сторон окружает двухярусная галерея-гульбище с аркадой по нижнему ярусу. На «пьедестале» резного пояса из балясинок, сухариков, дынек и ажурной галереи вырастает в стройном движении вверх ар-хитектурных масс объем верхнего храма, завершенный пятиглавием. Нижний, зимний храм Успенского собора посвящен Владимирской Богоматери, первому образу, привезенному в Астрахань в 1568 г. игуменом Кириллом от царя Ивана Васильевича. До 1793 г. в день 23 июня икону обносили вокруг кремля и Белого города при торжественной обстановке.

Посещение Астрахани императором Петром I в 1722 г. сказалось благоприятно для города. По его распоряжению произошло основание Адмиралтейства, началось обустройство Садовой конторы на одном из бугров в южном предместье города. Было также принято решение о строительстве канала по южной границе Белого города. Строительство судоходного канала, соединяющего реки Волгу и Кутум, потребовало выполнения больших дренажных работ. Их выполнение привело к осушению центра Белого города и близлежащих болот и солончаков. Работы по устройству канала, начатые в 1744 г., продолжались почти до конца XVIII в., поскольку не хватало средств. В 1770 г. канал был практически прорыт, но береговые укрепления не окончены, устья оставались загороженными забойками, в отверстия которых в канал впускалась, по мере надобности, вода. Весною шлюзы запирались накрепко, во избежании несчастных случаев, поскольку набережные были ненадежно укреплены. Со временем предполагалось оборудовать каменные набережные. Через канал было перекинуто четыре деревянных моста. В 1785 г. последовал Высочайший Указ: «Сообразить дело по окончанию канала». Но за отсутствием средств дело по окончанию обустройства канала затягивалось.

Первая половина XVIII в., несмотря на некоторые изменения в связи с преобразованиями Петра I, не отразилась существенно на внешнем облике города. В 1769-1770 гг. в Астрахани побывал Самуэль Готлиб Гмелин, известный путешественник, натуралист, с 1767 г. академик Петербургской АН. В своих записках он оставил подробное описание города Астрахани, его предместий, историю и жизнь некоторых народов, населявших город и окрестности. Гмелин описывает Белый город, окруженный полуразрушенной каменной стеной с башнями, дом губернатора, пространные Гостиные дворы, в центре Белого города -Русский, Восточные и «великолепный Спасский монастырь».

Знаменательным событием в жизни города в середине XVIII столетия стало строительство Римско-католического костела близ набережной канала. Римские миссионеры Капуцинского ордена впервые появились в Астрахани в начале XVIII столетия. Возможности торговли между Западом и Востоком привлекали в Астрахань многих иностранцев.

На средства католической миссии первоначально был построен деревянный костел, в котором проводили службы и при котором была открыта Латинская школа. Прибывший в Астрахань в 1760 г. патер Ромуальдус предпринял большие усилия по сбору средств и строительству каменного здания костела вместо деревянного. В 1762 г. строительство каменного костела было, в основном, закончено и в нем шли службы. Торжественное освящение костела с разрешения Папы Римского Пия IV произошло 7 октября 1778 г. «…с необычайной торжественностью, в присутствии русских чиновников и при огромном стечении народа разных сословий и наций». Священники Астраханского костела занимались миссионерской деятельностью по всей Астраханской губернии, при костеле существовала библиотека по всем отраслям знаний. Патер Ромуальдус, имевший медицинское образование, занимался медицинской практикой на территории вплоть до калмыцкой и киргиз-кайсацкой степей: при костеле постоянно, действовал а известная в городе аптека.

В середине XVIII столетия Астрахань, благодаря стараниям губернатора Н.А. Бекетова, была внесена в списки русских городов, подлежащих реконструкции, согласно планам преобразования России Екатерины II.

При самом активном участии губернатора «…Астрахань стала приобретать новый более благоприятный вид. Утопая до этого времени в грязи, по множеству солончака, при нем стала обстраиваться каменными домами, особенно после опустошительного пожара в 1768 году: для обстройки Белого города каменными домами по правилам архитектуры. Высочайше разрешено было выдавать жителям из Ссудного банка по его старанию учрежденного в Астрахани, сроком на десять лет, 170 тыс. руб. Для улиц, по его же распоряжению, каждое судно приходящее сверху обязано было привезти по десяти больших камней, которые заготавливали для мостовой…».

Важное значение в реконструкции г. Астрахани сыграл Генеральный план 1769 г., составленный известной Петербургской «комиссией Бецкого», разрабатывающей планы реконструкции и других городов России. В Генеральном плане 1769 г. была детально разработана планировочная структура старой Астрахани, которая, в основном, сохранилась до нашего времени. В плане была заложена основа ансамблевости застройки Белого города и идея «протяженного центра». Для претворения в жизнь принципов реконструкции города, согласно Генеральному плану, в Астрахань был приглашен профессиональный архитектор Александр Дигби, который прибыл в 1786 г. и успешно работал до 1803 г. Он заложил основы характера астраханской архитектуры — ка-мерность и изящность позднего классицизма и южный колорит. В 1804 г. архитектор написал о себе следующие: «Я итальянец по наци-ональности и подданной Его Величества короля Австрии, мне 46 лет, я женат, имею четверых детей и тещу вдову… Я имел честь служить Ее Императорскому Величеству в качестве архитектора губернского города Астрахани с 1786 по 1803 гг. и в этот промежуток времени я вы-полнял свои обязанности с успехом и со всем рвением…».

В Астрахань, опустошенную пожарами 1767,1778,1782 гг. А. Дигби попал вскоре после правительственного Указа 1785 г. о составлении нового Генерального плана Астрахани, укреплении стен Белого города, устроении верфи, Гостиных дворов и Народного училища. Новый Генеральный план потребовался потому, что, составленный архитектором «комиссии Бецкого» А.В. Квасовым Генеральный план 1769 г.

не учитывал исторически сложившуюся планировку старого города. Созданная Екатериной II в 1762 г. «Комиссия о каменном строении Санкт-Петербурга и Москвы» вскоре превратилась в государственную проектно-строительную организацию, возглавил которую близкий к императрице государственный деятель И.И. Бецкий. К 1775 г. этой комиссией было уже разработано 216 планов губернских и уездных городов, подлежащих реконструкции. Деревянные строения по новым планам, особенно в центре города, фактически запрещались. В комиссии работали крупнейшие русские архитекторы -А.В. Квасов, разработавший новый Генеральный план Петербурга в 1763-1769 гг., а так-же планы Москвы, Твери, Казани, Астрахани, Ярославля и других городов; И.Е. Старое и И. Лем. В записке И.И. Бецкого указано: «…регулярство, предполагаемое при построении города, требует, чтобы улицы были широки и прямы, площади большие, публичные здания на способных местах и прочие, все дома в одной улице состоящие строить надлежит с обеих сторон, до пересечения другой улицей сплошной фасадой, выше и длиннее на двор, нежели на улицу», что регулярность содействует «пользе общественной», «ободряет жителей к труду и работе…». Переработка Генерального плана 1769 года потребовалась еще и потому, что А.В. Квасов при составлении плана Астрахани исходил из неверных сведений о будто бы разрушенных стенах Белого города и Житного двора. В действительности эти стены, необходимость ремонта которых подтверждалась решением Сената в 1797 г., пересекали территорию намеченных А.В. Квасовым кварталов и площадей. Кроме того, план 1769 г. и частично корректировавший его план 1774 г. не учитывал исторически сложившейся архитектуры центра Астрахани. Эти недостатки предстояло устранить новому городскому архитек-тору А. Дигби, в целом сохраняя принцип Генплана А.В. Квасова 1769 г. Разработка Генплана Астрахани велась А. Дигби с 1786 по 1798 гг., он был подписан последним из семи сменивших друг друга губернаторов Н.С. Захаровым. Генплан Астрахани был высочайше утвержден в 1801 г., к нему прилагались Правила производства построек. Таким образом, в Астрахани на деле осуществлялась политика императрицы Екатерины II по преобразованию русских городов, имевшая связь с реформами государственного административного управления. В честь Екатерины II, предпринявшей меры к преобразованию города, главная улица Белого города Большая или Большая Продольная с этого времени официально именовалась Екатерининской.

По реконструкции города, согласно Генплану, прежде всего начал осуществляться ряд противопожарных мер: расчистка от ветхих пост-роек кремля и Белого города, освобождение проезда между ними от деревянных лавок, явившихся причиной пожара 1778 г., устройство вокруг Белого города эспланады, застройка каменных строений не ниже и не выше двух этажей. Владельцам сносимых домов выделялись безвозмездно участки в заканальной части города для строительства жилых домов и для закладки новых садов. В экспликации Генплана оговорено, что «по сему плану назначается в ломку… обывательских домов ветхих и малых три, а деревянных весьма меньше, нежели в планах предыдущих». Армянским и татарским кварталам придавалась строго прямоугольная форма, а меридианальные улицы этой части города обустраивались перпендикулярно каналу, прорытому в 1794 г. Эта планировочная структура подчеркивала общую ориентированность заканальной части на кремль и Белый город, ее подчиненность историческому ядру.

Вместо намеченных А.В. Квасовым предместных общих торго-вых площадей А. Дигби предложил устройство специализированных площадей по видам торговли — мясом, рыбой, фруктами, сеном, дрова-ми и другими товарами. Они должны были располагаться близ рек Кутума и Волги, равномерно рассредоточив розничную торговлю вдоль водных границ Белого города, еще более подчеркивая этим его островной характер. Генпланом А. Дигби предусматривалось устройство набережных, разводных мостов, шлюзов, земляного вала для защиты новых южных кварталов от разлива речки Бакалды, а также валов и рвов вокруг Белого города.

Одной из важных планировочных задач А. Дигби было решение обустройства центра Белого города. Роль Астрахани как главного рынка России в торговле со странами Востока предопределила своеобразие строений центра Белого города в связи с их функциональным назначением. Главная улица Белого города еще в 1660-х гг. была сформирована монументальными объемами четырех гостиных дворов — Русского у восточной стены кремля, Армянского, Индийского и Персидского — вдоль главной улицы города — Большой Продольной. К концу XVIII столетия эти сооружения пришли в непригодность из-за ветхости конструкций: Индийский двор пострадал от пожара, а часть строений обветшавших Армянского и Русского дворов были предназначены к слому. Для перестройки Русского гостиного двора в 1784 г. инженером М.П. Кутузовым был составлен проект, но строительство двора не состоялось. А. Дигби предполагал фасадом Русского гостиного двора оформить западную границу Торговой площади, но его проект так-же не состоялся. Русский гостиный двор был перестроен только в 1825 г. по проекту Александра Депедри.

Восточный фасад Торговой площади был образован домом купца Минея Диланчеева, с лавками на погребах внизу и жилыми покоями наверху, строившегося в 1790-х гг. по проекту А. Дигби.

Грузинский дворянин, «таможенных дел советник» Мина Диланчеев предполагал построить ансамбль из пяти строений с церковью: это был единственный в истории города грандиозный замысел, которому не суждено было воплотиться полностью в жизнь. Проект ансамбля построек М. Диланчеева был составлен А. Дигби, но начатое строительство из-за стесненных материальных обстоятельств заказчика осталось не завершенным. В 1787 г. М. Диланчеев обратился к губернатору с прошением о ссуде на продолжение строительства. Полученные по Указу Сената 75 тысяч рублей не поправили финансово-го положения М. Диланчеева. В 1791 г. в Сенат поступила жалоба по поводу невыплаты М. Диланчеевым ссуды с предложением о конфискации строящихся строений для размещения в них присутственных мест: окончательное решение было принято в 1798 г. Именной Указ императора Павла I повелевал принять сооружение в казну и разместить в нем присутственные места, т.е. службы губернатора. Сохранившиеся чертежи ансамбля домов М. Диланчеева представляют архитектурное решение в стиле классицизма: главный корпус ориентирован по улице Большой Продольной, Торговая площадь с этого времени стала именоваться Губернаторской.

Квартал по южной стороне Торговой площади также перестраивался в 1790-х гг.: восточную его часть, угол улиц Паробичебугорной и Большой Продольной, занимало Ш-образное трехэтажное «на погребах» здание Московского гостиного дома и Главного народного училища, а между ними — двухэтажный корпус Приказа Общественного призрения. С запада вплотную к ним примыкала Семинария, ряд одноэтажных каменных строений которой, расположенных вокруг Входо-Иерусалимской церкви, был объединен и надстроен по проекту А. Дигби. Единый фасад Московского гостиного дома и Семинарии образовал южную сторону Губернаторской площади. Северный фасад Губернаторской площади, на которой в связи с переименованием из Торговой был устроен сквер, образовали здания казачьего Пансиона и Управле-ния и строения Николо-Гостиной церкви. Таким образом, в конце ХVIII, начале ХIХ столетий был сформирован ансамбль Губернаторской площади и заложен характер ансамблевости в застройке Белого города в стиле позднего классицизма — ампир, где было подчеркнуто единообразие в архитектуре и подчинение «единого целому».

За границами Белого города, согласно Генерального плану, в конце ХУГГГ столетия были построены загородный Дом губернатора Бекетова и закончено строительство комплекса дома Демидова. Загородный дом Бекетова был построен на набережной канала среди городских садов; для проезда на заканальную сторону рядом с домом Бекетова через канал тогда же был перекинут мост, впоследствии получивший наименование Троицкого, по имени близлежавшей церкви во имя св. Троицы. Загородный дом Бекетова, как и большинство построек того времени, выполнен в стиле ампир с ложным портиком в дорическом стиле по главному фасаду.

На набережной реки Кутума, на стороне города, еще в начале XVIII столетия появились строения Торгового дома Демидовых — двухэтажные корпуса «на погребах», по нижнему ярусу — склады, по верхнему ярусу — жилье. Позднее более ранние строения были объединены еще двумя корпусами, образовавшими замкнутую структуру. Черепичные крыши, небольшие оконца с характерными «щечками» откосов, решетки первого и подвального этажей — все эти архитектурные элементы представляют характерные строительные приемы XVIII столетия.

К этому времени Астрахани уже не угрожали постоянные набеги с востока и юга. Астраханский кремль и стены Белого города потеряли свое оборонное значение, границы Белого и Земляного городов стали «размываться», город развивался, в основном, на юг и восток, согласно Генеральному плану Астрахани. В конце XVIII столетия строительное преобразование в Астрахани набирало силу.

Следующая глава — Просвещение в Астрахани в XVIII веке

Добавить комментарий