История села Оля Лиманского района Астраханской области. Часть 1

Введение

Для каждого человека Родина начинается с порога своего дома, семьи, школы, населённого пункта, в котором он родился и вырос. И где бы он ни оказался, в мыслях и делах всегда возвращается на свою малую Родину, то есть домой. Каждый вносит свою лепту в историю своего края своими поступками, достижениями. История каждого края по—своему уникальна и неповторима. К сожалению, происходящие сегодня события, через небольшой промежуток времени стираются из памяти людей и если их не фиксировать «по горячим следам», то их восстановление потребует много сил и времени.

Мы родились и выросли в селе Оля. С тех пор прошло 16-17 лет, но за этот короткий промежуток времени многое изменилось.

Занимаясь в школьном краеведческом кружке с 2002 года, главным направлением своих исследований мы выбрали сбор материала о своём селе, то есть составление и ведение летописи. За основу мы брали данные архивов, материалов из печати, а также воспоминания многих старожилов.

Благодаря всем этим источникам, мы узнали много очень интересного. Подробно описали развитие села в 20 веке: историю формирования колхоза, великих трудовых свершений олинских рыбаков, достижениях в сельском хозяйстве, роли села в годы войны, развитии культуры и образования, новостройках…Но за всеми этими событиями стоят люди. Работу, которую мы собирали пять лет, считаем очень важной. Во—первых, важны навыки в поисково- исследовательской работе, а во—вторых, мы внесли свой вклад в написание летописи нашей малой Родины.

История названий

Оля – одно из древнейших рыбацких сел края, которое находится в 100 километрах ниже города Астрахани в юго-западном углу Волжской дельты, в нескольких десятках километрах от Каспийского моря, на берегу самого широкого Волжского рукава – Бахтемир.

Слово «оля» – калмыцкое, так назывался небольшой калмыцкий топорик.

Некогда село Оля располагалось на острове, формой похожей на такой топорик, отсюда, полагают, и произошло название села.

С юга и запада от Оля на подобных островах находились другие поселки: на юге в 2-х километрах – Чанта и в трех километрах – Карантинный, на юге-западе – Калмыцкий хотон Коря. Островные поселки разделялись мелкими протоками.

С севера остров с селом Оля омывали воды Бахтемира, с востока – взморье. Постепенно море уходило. Воды реки отступали, проливы между островами мелели, заносились песком и илом, пока не исчезли.

Постепенно разрастаясь, Оля и поселки вокруг него соединились друг с другом, образовав населенный пункт, на картах обозначенный как поселок Оля.

Местные жители по старинке по-разному называют разные части села. Южный район села называют Лесное, юго-западный – Коря.

Название Оля носит северная часть поселка, непосредственно прилегающая к Бахтемиру, здесь издавна живут рыболовы – как «легальные», так и занимающиеся незаконным промыслом рыбы, в основном осетровых пород. Основное количество рыбацких семей села Оля живут именно в этом районе, вблизи реки. На западе в непосредственной близости от Оля расположен калмыцкий поселок Баста.

^ Первые поселенцы на Оля

Первые поселенцы на Оля были бывшие пленники ханов средней Азии – Хивинского и бухарского. Они являлись потомками крепостных крестьян помещика Дуренова в Симбирской губернии, которые затем были во владении помещиц: сначала Чубаревой потом Милашевой. От последней они перешли к ближайшему ее родственнику, богатому Астраханскому рыбопромышленнику Сапожникову и были привезены на жительство в его крепостном имении на низовьях Волги в села: Харбай, Житное, Седлистое и др.

Поселившись у Сапожникова в качестве крепостных, они работали на его промыслах, ловили рыбу в реке и море. Рыбодобыча в море была сопряжена с большими опасностями: сильными бурями и нападениями морских пиратов: киргиз и туркменов. Они брали в плен ловцов и отвозили их на восточный берег Каспия, где ниже Мангышлак, а у «Борды-горы» располагался главный невольничий рынок для продажи рабов в среднеазиатские ханства. Здесь невольники распродавались пиратами хивинцам и бухарцам. В плену ловцов заставляли работать на полях, пасти стада, многие занимали места дворовых рабочих и домашней прислуги.

Жили невольники и неимоверно плохих условиях, побеги жестоко карались. Когда морские разбои пиратов крайне усилились, то все ловецкое население, возмущенное до глубины души, усиленно просили правительство защитить их от пиратов и выручить пленников. В результате к восточному побережью Каспия правительством были посланы военные боты, которые выручили некоторое количество пленников с побережья. Для освобождения остальных пленников русскими был предпринят, против среднеазиатских ханств военный поход. В то же время в Астрахани были задержаны крупные торговые люди из этих ханств. Через год с небольшим состоялся обмен пленниками, в ходе которого было освобождено около 2000 наших невольников, которые, возвратившисьх к Сапожникову, потребовали освобождение от крепостной зависимости. В результате судебного дела, тянувшегося около 3-х лет, бывшие пленники были отпущены Сапожниковым на свободу и нашли себе покровительство в лице купца Голикова. Вскоре по совету Голикова, в 1842 году, братья Иван и Петр Чернецовы с села Харбай со своими семьями поселились и построили две землянки на Олинском острове, бывшем в то время землей калмыцкого народа. Через год здесь поселилось еще до 20 семей бывших пленников. Голиков представил им в своих водах большие льготы для рыболовства.

С проведением казенной приморской береговой полосы (на основании Высочайшего утверждения комитета министров от 28 июля 1878 года) Олинский остров отошел во владение Астраханского Казенного рыбного управления, которое стало сдавать в аренду участки поселенцам, из средних губерний в том числе.

Вскоре арендованные воды Голикова отошли в аренду Сапожникову, и тогда Бахтемир стал запретной зоной для рыболовства.

Жизнь для поселенцев стала трудная и тяжелая, многим пришлось обзавестись оборудованием для морской рыбодобычи. Когда море порядком отошло, речной рыбный промысел возобновился вновь.

До революции в поселке насчитывалось около 90 дворовых построек, многие из которых были деревянные. Олинский бугор (ловцы называли его чаще именно так) передним концом в виде мыса далеко высовывался в предустьевое пространство. Нередко сильные остовые ветра и моря затапливали село. Так 12 ноября 1910 г. из-за урагана с моря вода поднялась на 5 аршин, смыло 37 дворов, абсолютно целыми остались только 8, погибло все снаряжение, имущество, скот, были и жертвы. Такие явления природы заставляли жителей двигаться своими постройками назад. Некоторые переносили свои дома с одного места до 2-3 раз.

Обязательными постройками во дворах ловцов были в то время: амбары, ледники, вешала, бани, у имеющих же морской промысел еще и казармы для рабочих. Очень разнообразным был рыболовецкий инвентарь: частиковые сети, красноловные рыжаки, аханы и крючковые снасти, бечевы, веревки разных размеров, невода и тут же паруса и канаты, пешни, темляки, набабники, багры, якоря, шесты, цепи и многое другое.

Земледелием ловцы не занимались, а на проданный улов покупали все что нужно было: дрова, соль, смолу, муку и другое.

По уровню жизни равных так же не было. Большинство из них состояло в порядке у промышленников, от которых они получали от 40 до 200рублей задатка перед путинами и со временем приобретали лодки и необходимый ловецкий инвентарь. Были и такие, кто до старости не мог расплатиться за лодку. А были и такие, которые были очень богаты. Так на самом южном бугре от села жил управляющий рыбным промыслом Михаил Сорокин. По рассказам Журиковой К.Ф., весь бугор был взят в аренду. На бугре было много строений и десять дворов. Из-за отсутствия Каспия все переселились ближе к реке, а бугор так и остался «Сорокиным».

Примерно в то же время, когда братья Чернецовы поселились на Олинском острове, к югу от него кочевые калмыки основали хотон Каря. Люди селились на бэровском бугре на выгодных местах, поэтому улиц, как таковых, сначала не было. Есть предложение, что хотон был назван в честь самого богатого калмыка Кара. Позже название смягчилось и стало произноситься – «Каря». Основным занятием живущих здесь было рыболовство и частично овцеводство. На соседних поселениях постепенно разрастались.

Однако до 1917 года уровень жизни людей был очень низким: грамоту знали немногие, магазинов и больниц не было, поэтому очень высокой была и смертность. Культурные учреждения отсутствовали тем более.

Однако жительница села Сильченко Е.В. рассказывает об одном очень интересном факте. Она вспоминает, что ее мама еще до революции будучи девочкой, частенько с подружками в район нынешней Басты. По ее словам там находился довольно большой причал, куда очень часто приставали пароходы с богатыми пассажирами. Именно на этих богатеев в красивых длинных платьях, шляпах, перчатках, сюртуках и бегали поглазеть босоногие дети. Там они впервые услышали музыку, льющуюся из патефона. Там же голодные ребятишки «глотали слюни» от «сладких» запахов осетринных шашлыков, и другого съестного изобилия.

^ НИКОЛЬСКАЯ ЦЕРКОВЬ 19 ВЕКА.

Труд ловцов всегда был сопряжен с огромными трудностями и, чаще всего, в этой ситуации надежда была только на Бога. Поэтому олинцам непременно нужна была церковь, поэтому (по статистике 1877 года) в 1870 году в селе Оля была построена часовня, которую стала подмывать вода, и поэтому жители вынесли решение о постройке храма. Были собраны средства, и в конце 19 века была построена Никольская церковь. Она не обладает яркой индивидуальностью, хотя и является памятником деревянной культовой архитектуры, но дело не в отсутствии мастерства у ее строителей, что сказалась традиционная нехватка дерева на астраханской земле. Было оно дорогим, к тому же его трудно было достать, и потому то, что могла себе позволить столица края, провинция позволить уже не могла.

В отличии от других деревянных храмов края, церковь сильно вытянута по алтарной оси и лишена боковых пределов, отсутствие которых можно объяснить рельефом местности, узостью и вытянутостью бугра, на котором она стоит. Внутри храма были очень ценные и красивые иконы, а также старинные книги.

Но в 1936 году все изменилось. В связи с революционными преобразованиями и всеобъемлющим атеизмом, из храма выбрасывалась святыня и этот день запомнился сельчанам навсегда.

До 1936 года храм завершался «воьмериком», на котором по свидетельству старожилов, находился огромный церковный колокол и крест. Внутри храма были очень древние и ценные иконы и другие церковные принадлежности, которые были выброшены, но некоторым людям удалось их сохранить. И вот спустя 60 лет в нашем селе намечается строительство нового храма, и сельчане начинают возвращать то, что сумели сохранить. Помнят сторожилы и последнего настоятеля Ботова Виктора, который похоронен на местном кладбище.

С 1938 года помещение Никольской церкви были преобразованы под классы. С тех пор она является третьим корпусом общеобразовательной школы.

Однако во время Великой Отечественной войны здание стало военно-стратегическим объектом военных. В 1942 году при директоре А.А. Разбитновой в корпусе церкви разместился штаб зенитчиков, после отъезда которых, церковь стала хранилищем для сельскохозяйственной продукции: пшеницы, ячменя и т.д., а после окончания войны снова школой. В настоящее время здесь продолжаются школьные занятия, однако здание местами сильно обветшало, особенно с северо-западной стороны. Хочется надеяться, что мы сохраним этот памятник архитектуры будущим поколениям.

Между революцией и

Великой Отечественной войной.

Революция 1917 года принесла в села перемены. Многие жители ушли воевать за власть Советов в составе 11 – Армии. Сохранились воспоминания коринца – участника Гражданской войны В.Р. Журикова: «Я был призван в армию в 1919 году, в самый разгар войны. Меня направили в комендантскую, в поселок Оранжереи. Красноармейцев было 30 человек. Первый бой с белыми мы выдержали, а подмога пришла только ночью. При поддержке флотилии наступление белых остановлено. Затем нас перебросили в Астраханскую крепость, где меня назначили в кавалерию, командиром которой был Голубев. Со своим отрядом пошли в степи разбивать банду Сапожникова. Позже меня назначили пулеметчиком в 39-й кавалерийский полк Самарской дивизии. Мы очищали железнодорожные полотна от различных банд. А когда дивизию перебросили на Украину, продолжали борьбу с бандами под предводительством Хмаро, Махно, Маруси. Покончив с ними, занимались раскулачиванием кулаков и отправкой хлеба на фронт. В 1923 году меня демобилизовали, и я вернулся в родное село».

Колхоз в селе Коря.

С приходом к власти Советов для бедных жителей жизнь начала меняться в лучшую сторону. По всей стране развернулось движение по созданию колхозов. Так в 1919 году образовался колхоз «Красное Коря», председателем которого выбрали молодого, энергичного активиста К.И. Сильченко. В 1930 году произошло слияние двух сел Коря и Карантинного, и в колхозе оказалось около ста семей. Они сдавали в хозяйство своих коров, лошадей, подводы, сельхозинвентарь. В этом же году, по решению властей, колхоз реорганизовался. Через четыре месяца он вновь был сформирован, но с сельскохозяйственного направления перешел на рыболовецкое и стал называться «Активистом». С начала в «Активист» влилось сорок хозяйств. Бедняки свезли личные парусные лодки, сети, волокуши. Кроме того, каждая семья внесла пай в размере сорока рублей – взнос для создания первоначального фонда. Название хозяйства оправдывало себя, ибо первые его члены (И.Н. Баканев, В.Р. Журиков, И.М. Люкайкин, А.Г. Хребтов и др.) были активными и инициативными.

В 1933 году в честь пионера профсоюзного колхоз стал носить имя Э.Церенова. В хозяйстве уже насчитывалось около шестисот дворов, разбросанных в селах Забурунное, Зельма, Цунцуки, Яндыки, Шабурта, Ельгагин.

Коллективизация, как и везде, проходила напряженно. В ходе ее возникла комсомольская ячейка, которая под руководством коммунистов оказывала заметное влияние на всю хозяйственную и общественную жизнь колхоза. Один за другим менялись руководители. Председательствовать приходилось Г. Гарцеву, Э. Натырову, А. Дорджиеву, В. Нурюпову, И.Н. Баканев, А.С. Чернышову, М.П.Жабину, Б.М. Мукаеву, С.М. Рудневу. А.М. Володину и др. Практически всех их нет в живых, но в памяти людей сохранились их добрые дела и начинания.

^ Женщины на трудовом фронте.

Интересна история хозяйства и тем, что наряду с мужчинами на трудовом фронте не хуже себя показывали и женщины. Так в 1934 году было создано первое женское рыболовецкое звено, которое возглавила Галина Бадмаева. Она сумела поставить дело так, что женщины – рыбачки славились далеко за пределами Долбанского улуса. За выдающиеся успехи Галина Моктаевна была избрана членом ЦИК Калмыцкой АССР, а в 1938 году депутатом Верховного Совета Калм. АССР. В том же году на ее груди засиял значок «Отличник рыбной промышленности СССР». Состояла она и членом рыбак – колхозцентра города Москвы. С 1942 года Г.М. Бадмаева была персональной пенсионеркой и проживала в г. Элиста.

Тяжел был рыбацкий труд. Собравшись с силенками, колхозники начали через калмыцкий рыболовецкий союз приобретать парусные реюшки.

^ Первые земледельческие опыты.

В конце тридцатых понемногу начали заниматься сельским хозяйством. Затея была очень не легкой, та как все работы от вспашки до полива и сбора урожая приходилось делать вручную. Первыми культурами стали арбузы и ячмень на небольших площадях. Тогда же были сделаны первые попытки выращивания хлопка, которые увенчались успехом и показали, что данную культуру в местных условиях выращивать можно.

^ Ценный подарок рыбакам-стахановцам.

Коснулось хозяйство и стахановское движение. Стахановцы – рыбаки М.Малинин, Н. Ларин, К. Сильченко, В. Журиков, Б.Бадмаев, А. и Д. Жестковы и др. в год принятия конституции победившего социализма (1937 г.) за весеннюю путину вместе с другими рыбаками выполнили семь годовых планов. За небывалые успехи нарком рыбной промышленности Союза ССР премировал колхозников автомашиной – подарком очень редким для того времени. Специалистов – шоферов в то время на селе не было, пришлось взять астраханца. А после него управлять ею стал олинец Шамохин.

В 1939 году или чуть позже колхоз снова переименовали, но уже в честь героя – летчика В.П.Чкалова.

В 1940 году колхоз закупил в Ставрополе и Калмыкии около 200 голов крупного рогатого скота и накануне войны становился многоотраслевым. Большую роль сыграли коммунисты и комсомольцы. Ведь именно они по первому зову шли на самые трудные участки работы.

Колхоз в селе Оля.

В селе Оля в период коллективизации был создан колхоз «Труд Сталина», у которого тоже богатая история. Первым его председателем в 1929 году был посланец партии — двадцатипятитысячник Краюшкин- один из тех, кто пошел в деревню, чтобы помочь крестьянству в час коренной социальной перестройки на новых коллективных началах. В год образования в него вступило 380 человек. Ведущей отраслью стала рыбодобыча. Имелось тогда семь морских и 40-50 речных лодок. Затем появились две культурницы, деревянный баркас с мотором.

По примеру соседнего колхоза в 1935 году по инициативе Шохиной А.П. было сформировано женское рыболовецкое звено и тоня «Большевичка». Агреппина Петровна Шохина руководила всей тоней. За достигнутые успехи была награждена значком «Отличник рыбной промышленности». Затем ее избрали членом правления колхоза. В 1940 году ее удостоили высокой чести – поездкой в Москву на ВДНХ.

Всю войну эта мужественная женщина руководила колхозом, состоящим в основном из женщин.

^ Первые морячки на Каспии.

Кроме рыбодобычи на реке, в колхозе им.»Труд Сталина» очень продуктивно осуществлялся и морской рыбный промысел.

По инициативе председателя колхоза З.А. Бычкова и звеньевой тони «Большевичка» Шохиной А.П. впервые в истории Астраханской области было организованно первое женское звено морского лова, возглавила которое комсомолка-активистка Андреева Т.Ф. с пятью другими девушками – Н.М. Волковой, М.К. Ивановой , С.И. Архипочкиной, А.В. Макаровой, К.И. Бобровой. Курировал «Новоиспеченных» морячек старший колхозник, лоцман П.М. Кузнецов.

Звено работало по-ударному на протяжении ряда лет, чем и оправдало надежды правления. Таисия Федоровна Андреева и ее подруги положили волжским рыбачкам широкую дорогу в море. По их пути двинулись женщины из Бахтемира, Камызяка, Тишково, Чулпана и многих других сел.

А ведь по многим причинам женщинам в море было трудно. Нехватка опыта (ведь море – не река), гигиенические особенности женщин, да и в море находились по 2-3 месяца. Но «вековая традиция была поломана. Упорным трудом женщины – колхозницы доказали, что они могут наравне с мужчинами работать и в море.

Вот цифры, дающие представление о том какой размах приняло движение после почина олинских рыбачек на Каспии.

Весной 1940 года в море находилось 1417 женщин (на реке 5.882), весной 1945 г. – в море 2598 (на реке 7648). Дальше эти показатели значительно выросли.

Постепенно хозяйство крепло, разрасталось. Промысел рыбы вело несколько морских звеньев, членами которых были Е.Т. Михеева, А.С. Лагуткина, Е.А. Круглова, А.П. Лапухина, В.С. Храмова, Т.М. Шабарина и др.

^ Образ жизни в соседних селах.

Накануне лета 1941 года с.Оля располагалось на Олинском бугре и состояло из нескольких коротких улочек, прижавшихся по правому берегу Бахтемира. Недалеко к югу за ериком Чантинкой лежал небольшой калмыцкий хотон, состоявший из двух улиц и «Буйного поселка» (несколько дворов). Сейчас оба села слились воедино, но тогда с. Оля относилось к Икрянинскому району, а х. Коря – к Калмыцкой АССР, хотя разделял их деревянный мост через Чантинку.

До войны многое в развитии обоих колхозов было похожим. Оба колхоза занимались рыболовством и осуществляли первые опыты в земледелии. Но уже тогда образ жизни олинцев и коринцев несколько отличался друг от друга.

Олинцы, живя у реки, в основном занимались рыболовством, поэтому улочки в Оля были узкие и вытянуты вдоль реки. Дома тоже были тесно прижаты друг к другу. Подсобное хозяйство в семьях рыбаков было большой редкостью, так как они все необходимое они приобретали в обмен на пойманный улов.

Коринцы селились вдоль ерика Чантинка (ул. Ленина) и чуть южнее -на бугре (ул. Свердлова). Большинство жителей содержали домашний скот. Некоторые на своих огородах пытались выращивать овощи и фрукты, осуществляя ручной полив. Поэтому строения улиц, размер дворов были больше, нежели в с. Оля.

^

Односельчане в годы

Великой Отечественной войны.

Великая Отечественная война 1941-45 гг. явилась тяжелейшим испытанием как для всего советского народа, так и для каждого человека, для каждой семьи, каждого населенного пункта в отдельности.

Первые годы войны были наиболее трудными для всей Родины, потому что мы не были к ней готовы, и немцы наступали по всем направлениям.

Астрахань, являясь воротами на Кавказ и Среднюю Азию, как и в прежние времена, в Великую Отечественную войну имела особо большое военно-стратегическое значение, а село Оля при этом выполняло очень важную функцию – через его пристани проходил «Астраханский коридор» по обеспечению страны Бакинской нефтью, продуктами питания и многими жизненно-необходимыми грузами.

Из-за своего географического положения с.Оля выполняло важную роль – через его пристани ближайшие села получали и отправляли грузы по реке.Старожилы Коноплюк Галина Алексеевна (1928 года рождения) и Михаил Артемович (1926 года рождения) вспоминают:

«…В с.Оля в том же месте, что и сейчас, располагалась пассажирская пристань. Там причаливали пароходы с пассажирами, а иногда и с продовольствием (мукой, крупами…) для нашего и ближайших сел. Все это сгружалось в огромные деревянные склады, находившиеся тут же на берегу, а потом доставлялись до места назначения».

Недалеко от пристани, метрах в трехстах вверх по течению Бахтемира, метрах ста от 12 –го магазина, находился и «Техучасток». Во время войны берег был метрах пятидесяти от домов, и набережная была просторной. Там приставали баркасы, пароходы с грузом и с целью ремонта. На «Техучастке» они загружались рыбой, арбузами, овощами, доставляемыми с ближайших сел. Оттуда же отправляли солдат со всей округи (с.Коря, с.Рынок, с.Биркоса, с.Вышка и с.Оля).

Этот факт подтверждают воспоминания ветерана 28 Армии Золотых Михаила Гавриловича. «На фронт призвали в конце лета. Собрали нас сперва в Долбане (ныне п.Лиман), а оттуда пешком отправили в с.Оля. там нас всех ночью погрузили на баржу и с помощью баркаса доставили в г.Астрахань».

За селом (вниз по течению) на месте нынешнего техучастка стоял «дебаркадер» — несамоходное двухэтажное судно с магазином, пекарней, конторой по управлению Волго-Каспийским каналом. Туда тоже иногда приставали разные суда и баржи.

«Штаб зенитчиц»

Для всей области самым тяжелым оказался 1942 год, хотя в ее пределах боевых сражений не было.

Немцы, пытаясь выйти к Волге, хотели захватить Астрахань. Именно в 1942 году фашисты рвались к Астрахани через Калмыцкие степи. Село Оля приобрело стратегическое значение – оно стало коридором морских перевозок из Каспия вверх по Волге. По этой причине село часто обстреливала немецкая авиация. Это подтверждают не только воспоминания очевидцев, но и обозначения на карте «Астраханская область в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 г.

Сильченко Юлия Васильевна, Храпова Анна Кузьминична, Дождева Алевтина Алексеевна, Рынкова Александра Алексеевна и многие другие утверждают, что каждый вечер ровно в 10 часов пролетал над селом немецкий разведывательный самолет. Часто с вражеских самолетов сбрасывали бомбы вдоль Волги и на ильмень Чаду, а также обстреливали очередями жителей. Все прятались от самолетов в землянках, под большими деревьями. Часто в страхе домой возвращались только утром.

Памятником этих событий 60 лет была баржа, которую разбомбили немцы. Говорят, что это произошло через день после того, как с неё разгрузили боеприпасы. В 2004 году некоторые граждане села благополучно сдали её на металл.

Многие очевидцы подтверждают один очень интересный факт. Серьёзных разрушений от бомбёжек не было, жертв тоже. Было несколько человек раненых. А иногда с немецкого бомбардировщика на село вместо бомбы неожиданно падали мешки с бутылками или мусором. Сельчане объясняют это тем, что среди немецких лётчиков были коммунисты, и они жалели людей.

Наше село было самым южным оборонительным рубежом на выходе в Каспий. Именно по этой причине летом 1942 года в с. Оля на школьном бугре в здании Никольской церкви разместился штаб зенитчиц , который состоял в основном из девушек 18 – 22 лет. Крыша церкви завершалась тогда над стройкой – восьмериком, взобравшись на которую девчата вели круглосуточные наблюдения за местностью. Под руководством командиров на месте нынешнего сельского парка были вырыты окопы, углубления, в которых были замаскированы артиллерийские орудия. Из них девчата стреляли по пролетавшей авиаразведке.

Буксир «Коминтерн»

Старожилы утверждают, что иногда немецкие бомбы достигали своей цели и уничтожали не только грузовые суда. Однажды бомба попала в баржу, которая везла военных, многие из которых были женщинами и девушками. Это произошло недалеко от с. Оля. Было много жертв. «В целях обеспечения безопасности судоходство по «Астраханскому коридору», для бесперебойной работы флота по выполнению военных и народнохозяйственных перевозок, с августа 1942 года был принят ряд мер по усилению охраны р. Волги, которую обеспечивал отряд бронекатеров и тральщиков Астраханской военно – морской базы Каспийской военной флотилии ( Ушаков «История Астраханского края» с. 745-746, издательство АГПУ- 2000)

Так «28 октября командиром Астраханской военно – морской базы была организована экспедиция в количестве 18 человек для организации помощи судам, подвергшимся бомбёжки вражеской авиации. Группа возглавляемая инженером гидротехником Борисом Васильевичем Портных, на морском буксире « Коминтерн» выехало к месту аварии. Возвращаясь обратно 31 октября 1942 года буксир подвергся налёту и бомбёжке. Прямым попаданием он был разбит и загорелся». (Газета « Лиманский Вестник» 02.02.2002 г.)

В результате разрыва бомбы и пулемётного обстрела погибли 3 советских воина. Инженер – механик астраханского отряда аварийно-спасательной службы Каспийской флотилии, военный инженер Петр Алексеевич Тименков. Вместе с ним погиб подрывник аварийно- спасательной службы Астраханской военно-морской базы Иван Михайлович Паскевич. Третьим погибшим был прораб Астраханского спасательного отряда по вольному найму Яков Степанович Парамонков.

Погибших воинов похоронили на кладбище в ближайшем от места трагедии месте – с.Оля. В 60 –х годах благодаря стараниям исполкома Олинского сельсовета, возглавляемого Н.А.Лагуткиной на этих могилах были установлены памятники, а учащиеся Олинской школы под руководством учителя истории Володина П.М. тогда же начали вести поисковую работу по восстановлению тех событий. Благодаря им, на могилу приезжали некоторые из найденных родственников и друзей погибших.

Долгое время за могилой ухаживали ученики под руководством учителя русского языка и литературы Бочарниковой А.М., которая была членом поисковой группы, будучи еще школьницей.

«Немцы были рядом…»

С приближением врага к Волге, начались подготовительные меры к возможной встрече с ним.

Было начато строительство укрепительных сооружений на подступах к Астрахани, Волге и устью реки. Строилась ветка железной дороги «Астрахань – Кизляр», в которых активное участие принимали и олинцы, многие из которых были награждены медалями «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны», Это: Кулакова А.А., Пухова А.В., Петракова Н.А., Сильченко Н.С., Вербоноль Т.Ф. и многие другие.

У немцев были далеко идущие планы, т.к. их разведка добиралась даже до с.Оля.

Сильченко Ю.В. вспоминает: « мы жили в войну на улице Колхозной. Мама вернулась с тони вечером и уже затемно попросила меня сходить закрыть ставни. Выйдя на улицу, я встала как вкопанная, т.к. увидела яркий свет и мотоцикл с двумя одетыми в гражданское мужчинами. Мотоцикл я видела впервые в своей жизни, поэтому я поняла, что это немцы. Они остановились около меня. Сидевший за рулем немец, на ломаном русском стал у меня спрашивать: «Где у вас живет председатель сельсовета, где правление колхоза?…» заикаясь, я ответила, что приехала в гости к тете и ничего тут не знаю. Они уехали…»

Это же подтверждает Дождева Алевтина Алексеевна. Она тоже помнит, что по селу ездили немцы на мотоцикле.

« Легендарная 28-я Армия».

В начале осени 1942 года все село было взбудоражено вестью о том, что в районе дебаркадера на баржах привезли солдат, и что среди них были олинские. Все, кто не был в это время на работе, побежали на берег. Было еще довольно тепло, а солдаты были одеты в шинели, сапоги и были вооружены винтовками. Не останавливаясь, они направились в сторону Лимана, в конце с.Коря ( на месте нынешней конечной остановке) они остановились на привал. Там их скрыли обширные густые заросли «феников» — лоха серебристого. Коноплюк Г.А. рассказывала, что многие бежали увидеть своих родственников и отнести им чего-нибудь поесть. Солдат было много, поэтому она с трудом нашла своего двоюродного брата Чурсина Анатолия Степановича, который с поля боя в Калмыкии, как и все остальные, не вернулся. Он до сих пор числится «без вести пропавшим». Сильченко П.Ф. тоже хорошо помнит, что те ребята, которых забрали на фронт накануне, тоже были там.

Женщины, дети и все остальные несли солдатикам поесть кто что мог ( рыбу, овощи, пареную тыкву…, кто – то давал вязаные носки, портянки…). Никому из этих ребят не суждено было остаться в живых. Численный перевес, превосходящее вооружение немцев, открытые калмыцкие степи не оставили этим мальчикам ни единого шанса. Они все погибли в первом же бою.

Добавить комментарий