Принятие туркмен в подданство России. Документы

Уважаемый посетитель! Этот замечательный блог существует на скромные пожертвования. Пожалуйста, окажите сайту посильную помощь. Хотя бы символическую!


В последнее время форма пожертвований ЮMoney работает плохо. К сожалению...
Вы можете просто пополнить карту 2204 1201 0698 2552
Благодарю за вклад!

Из сборника «Под стягом России». Сборник архивных документов/ Сост., примеч. А. А. Сазонова, Г. Н. Герасимовой, О. А. Глушковой, С. Н. Кистерева.— М.: Русская книга, 1992.— 432 с, 16 л. ил.

Архивные документы, представленные в книге, отражают процессы формирования территории Русского централизованного государства с XVI века до третьей четверти XIX века. Обращения («письма», «прошения», «листы») представителей различных народов, как имевших, так и не имевших собственную государственность, к русскому правительству с просьбами о покровительстве, помощи или принятии в подданство позволяют проследить историю постепенного сближения народов и упрочения связей между ними.

1745 г. октября 11

Прошение народа и старшин пяти туркменских родов о принятии их в подданство России

Высокопревосходительному и высокопочтенному тайному советнику и Астраханской губернии губернатору Василию Никитичу Татищеву Всепокорнейшее доношение

Мы, нижеименованные, обретающиеся при Мангишлацкой пристани жители трухменцы Бурунчуского рода кибиток триста семьдесят пять, между нами старшина Куламет Бек; Аннешского рода кибиток триста семьдесят пять, между нами старшина Пирназар Батыр; Кечешского рода кибиток триста семьдесят пять, между нами старшина Мрат Тюмена Беасы; Чакгуцкого рода кибиток триста семьдесят пять, между нами старшина Адна Мегли Бек; прибывшие от Хивы Бузачиского рода тысяча кибиток, между нами старшина Мегли Баха Бек, имеем желание свое быть в подданстве е. и. в. и наследников ее во всех услугах наших неотменно, как мы, старшины, так и наших родов трухменцы. Того ради в. высокопр.-ва всепокорнейше просим, чтоб повелено было от нас отправить с письмом нашим ко двору е. и. в., кто из нас изобран будет показанных родов. К сему доношению во уверение приложены печати Бурунческого рода старшины Кутламек Бека да Бузачиского рода Мегли Бака Бека знак.

Октября от 11-го дня 1745 г.

АВПР, ф. Трухменские дела, оп. 99/2, д. 1, л. 1 — 1 об. (копия).

1746 г.

Объявление канцлера А. П. Бустужева-Рюмина туркменским старшинам о благоволении императрицы Елизаветы Петровны к туркменскому народу и об условиях принятия их в подданство России

Что они, старшины, приехали сюда от своего трухменского народа, пребывающего в Мангышлаке, для прошения о принятии их в подданство е. и. в. самодержицы всероссийской, зело похваляются. Но, понеже получено здесь известие, что в самое то время, в которое они, старшины, от Мангышлака для того отправлялись в Астрахань, их же трухменец, Мамат Берды называемый, будучи на берегу Мангышлака, от российского судна подозвал к себе лодку с людьми, и когда оные приближи-лись, то стрелял по них из пищали, что с прямым желанием их о вступлении в подданство весьма несходственно. К тому же слышно здесь, что и перенятые их трухменцами бежавшие из Астрахани в лодке российские люди не все ими, трухменцами, возвращены, но четыре человека из оных мужеска и женска пола и доныне удержаны у них.

Того ради они, трухменцы, принятию их в высочайшую и в свете славную е. и. в. протекцию сами себя не удостоили, но по сущей справедливости и посылку к ним с хлебом и с другим купечеством из Астрахани удержать было надлежало. Но по природному е. и. в. нашей всемилостивейшей государыни великодушию и в рассуждении того, что и напред сего в Мангышлаке живущие трухменцы по особливой к ним от предков е. и. в. их императорских величеств милости хлебом и прочим довольствовали их привозным к ним в Мангышлак астраханским купечеством, и ныне то для лучшего их, трухменского народа, удовольствия чинить не запрещено и велено охочим людям дать позволение из Астрахани ездить к ним в Мангышлак с хлебом и с другими товарами; о чем тамошнему губернатору и указ е. и. в. отправлен.

Теперь их, трухменскому народу, высочайшую е. и. в. милость заслужить остается следующее средство:

1. С купечеством астраханским, которое к им для их же собственной пользы будет в Мангышлак приезжать, поступать ласково и никаких нахальств, обид и непристойностей не чинить.

2. А которые из тех же астраханских купцов пожелают от Мангышлака с товарами своими ехать в Хиву и в Бухары, оных не токмо свободно пропускать, но и всякое им вспоможение чинить.

3. Которые ныне у них, трухменцев, имеются российские пленники, оных всех отпустить в Астрахань. Также и впредь, таковые, каким бы образом к ним ни достались, а особливо ежели кому случится несчастье на море и принесены будут к их трухменским берегам, всех отсылать в Астрахань же без наималейшего задержания, за которых по рассмотрению тамошнего губернатора чинено будет им, трухменцам, и награждение.

И когда они, трухменцы, сими предписанными тремя пунктами верность свою и доброе усердие к службе е. и. в. засвидетельствуют, тогда они и действительно в подданство е. и. в. приняты быть могут. А между тем ныне они, старшины, отпускаются отсюда с пристойным награждением по-прежнему в Астрахань, откуда велено их немедленно отправить и в Мангышлак морем.

АВПР, ф. Трухменские дела, оп. 99/2, д. 2, л. 1—2 об. (копия).

АВПР — Архив внешней политики Российской Федерации

Добавить комментарий