В. С. Маглинов — Калмыки в составе Астраханского казачьего войска в начале ХХ века

02864651Долгое время история вхождения калмыков в состав Астраханского казачьего войска историками практически не рассматривалась. Очерки истории Калмыцкой АССР лишь вкратце и, конечно, с идеологической точки зрения рассматривали процесс вхождения в казачество кочевников Калмыцкой степи в период 1916-1920 годах. В последние десятилетия этот вопрос заинтересовал ученых. Большая научно-исследовательская работа была проведена кандидатом исторических наук К.П. Шовуновым. Но, данную проблему он рассматривал как часть истории всего калмыцкого казачества. В последние годы этому вопросу уделял большое внимание доктор исторических наук У.Б.Очиров, который исследовал и обработал ранее неизвестные архивные и мемуарные документы, преимущественно по интересующей нас теме. Выводы У.Б.Очирова были неоднократно опубликованы в научной и публицистической периодической республиканской печати. В основе моего выступления использованы материалы его печатных изданий.

Калмыки служили в составе Астраханского казачьего войска со дня формирования его первого полка – 10 февраля 1737 г. Фактически первый казачий полк состоял в основном из калмыков: из 300 воинов 277 были калмыками. Позже национальный состав астраханского казачества неоднократно менялся, но в него всегда входили калмыки. К началу XX века в составе 40-тысячного войска числилось более 700 калмыков-казаков.

С крушением империи и началом Гражданской войны произошли перемены. Наличие больших пространств на юге России обусловили наличие широкого применения конницы, и противоборствующие стороны были заинтересованы в привлечении на службу степняков – прирожденных кавалеристов, привыкших к тяготам кочевой жизни.

Инициативу захватили казачьи власти Дона: атаманом А. М. Калединым было принято решение о формировании в Сальском округе калмыцкого полка из донских калмыков. Перемены коснулись даже астраханских и ставропольских калмыков, которые составляли 80 % калмыцкого народа.

Лидеры калмыцкой национальной элиты во главе с нойоном Д. Ц. Тундутовым, юристом Н. Очировым и другими руководителями Центрального комитета по управлению калмыцким народом в поисках выхода из кризиса, спровоцированного революционными процессами, стремясь «сохранить в неприкосновенности свои земли от уравнительной разверстки», добились решения о переходе улусов в состав Астраханского казачества.

29 сентября 1917 г. «калмыцкий вопрос» по инициативе астраханского атамана И.А. Бирюкова был вынесен на Большой войсковой круг. На нем присутствовали представители других казачьих войск и организаций, которые также высказались за прием калмыков в Астраханское войско. В их числе, согласно протоколу, — представитель Дона хорунжий А.Алексеев (видимо речь идет о донском калмыке Абуше Алексееве, атамане Цевднякинской (бывшей Граббевской) станицы), представитель Терека – М.А.Караулов, представитель Совета Союза казачьих войск Колоколов. Некоторые члены Круга выступили против этого решения. однако под давлением Бирюкова и представителей других казачьих войск вопрос был решен «в положительном смысле».

В заключительной речи атаман Бирюков, известный краевед и историк, сказал: «с калмыками нам не впервой служить плечом к плечу. Мы 50 лет служили вместе на охранных постах, начиная с Гурьева на Ахтубе и Волге и кончая Узенями. Теперь калмыки вновь хотят объединиться в службе на благо родины с казаками, и нам ли их отталкивать?». При такой поддержке Большого войскового круга было вполне ожидаемым: калмыки были причислены к казачьему сословию и на федеративных началах вошли в состав Астраханского казачьего войска.

В октябре 1917 г. в пос. Яшкуль Центральный комитет по управлению калмыцким народом, который временно принял на себя функции калмыцкого войскового правительства, провел совещание представителей улусов. На нем Тундутов был избран исполняющим обязанности товарища астраханского атамана по калмыцкой части войска. Также было принято решение об участии в съезде казачьих войск юго-востока России во Владикавказе; делегатом от калмыков избрали нойона Тундутова. На местах уже началось формирование казачьих округов, избирались окружные атаманы и правления.

В ноябре 1917 г. в Яшкуле собрался Большой круг Калмыцкого казачьего войска, на котором произошла его официальная легитимизация. Председателем был избран нойон Тундутов, секретарем – Номто Очиров. В качестве почетного гостя присутствовал астраханский атаман Бирюков. На съезде была утверждена Конституция Калмыцкого войска. Согласно этому документу калмыки входили в Астраханское казачье войско как автономное образование со своими Большим и Малым кругами. По наиболее важным вопросам астраханские казаки и калмыки собирались на совместный круг, где представительство обеих сторон было на паритетных началах.

На этом съезде также утвержден Договор о вхождении в Юго-Восточный союз казачьих войск, горцев Кавказа и вольных народов степей, образованный 20 октября 1917 г. во Владикавказе. В него вошли Астраханское (вместе с калмыками), Донское, Кубанское, Терское казачьи войска ( с 31 октября 1917 г. также Уральское), горские и степные народы Ставропольской губернии, Терской области и Сухумского округа. Конфедерация различных казачьих и национальных групп должна была создать мощный фронт против Советской власти.

С 15 по 24 декабря 1917 г. в Астрахани прошел съезд Малого законодательного круга калмыцкой части астраханского казачьего войска. Был избран президиум в составе Б.Э. Криштафовича, нойона Д.Ц. Тундутова, С.Б.Баянова, Н.О.Очирова и секретарей Т.Б.Тюменя и О.Босхомджиева.

Программу вопросов и докладов, недолго думая, «позаимствовали» у Областного земского собрания, вплоть до вопросов по «пескоукрепительным работам» (в результате неправильного хозяйствования в Черных землях тонкий почвенный оказался нарушен, и уже в течение нескольких десятилетий там формировалась пустыня – первая в Европе).

23 декабря 1917 г. Войсковой круг избрал Калмыцкое войсковое правительство во главе с Криштафовичем. Атаманом калмыцкой части Астраханского казачьего войска был утвержден нойон Тундутов. В состав Калмыцкого войскового правительства вошли также юристы С.Б.Баянов и Н.О.Очиров, нойон Т.Б.Тюмень, зайсанг (представитель аристократии) Э.А. Сарангов. Санджи Баянов был избран представителем Калмыцкого казачьего войска в Юго-Восточном союзе. На базе улусов сформировали казачьи округа, избрали окружных атаманов; ими стали: зайсанг Гаря Балзанов (Манычский), ветеринар Ордаш Босхомджиев (Малодербетовский), бывший писарь Гаря Ташуев (Икицохуровско-Харахусовский), нойон Сереб-Джаб Тюмень (Багацохуровско-Хошеутовский), бывший чиновник Андрей Мещеряков (Яндыко-Мочажный). Позже был назначен атаман Большедербетовского округа, созданного на базе одноименного улуса ставропольской губернии, — зайсанг Н.Б. Опогинов. однако ему не удалось приступить к исполнению своих обязанностей из-за противодействия местных органов власти.

Историю формирования калмыцких полков в составе Астраханского казачьего войска следует отсчитывать с 23 декабря 1917 г., когда было принято решение о формировании первых трех (из восьми) казачьих полков из числа калмыков. Но вся программа сбора казаков была сформулирована коротко: «ехать домой и собирать степных орлов». Средств на формирование и содержание этих частей у Тундутова не было: не считая расходов на духовенство и строительство новых хурулов, войсковому правительству для реализации принятых решений требовалось более 7,1 млн. руб. – сумма для тогдашнего войскового бюджета нереальная. После этого был проведен общий круг с астраханскими казаками.

На деле к началу астраханского антибольшевистского восстания (12 января 1918 г.) удалось собрать лишь три сотни калмыков (240 конников с 85 винтовками и «дробовиками»). В ходе боев по данным Балзанова, только в поселке Калмыцкий Базар (ныне находится в черте г. Астрахань) 13-14 января было набрано 180 добровольцев-калмыков, правда без оружия.

После поражения восстания история астраханских калмыцких казачьих формирований прервалась, но ненадолго.

Нойон Тундутов, удачно избежавший гибели (только после восстания его дважды арестовывали), смог наладить контакты с различными монархическими организациями и германской оккупационной администрацией. Бывший лейб-гусар, а до мировой войны адъютант начальника генерального штаба Н.Н.Янушкевича, он имел большие связи в высшем свете, среди как петербургской, так и зарубежной аристократии. Летом 1918 г. он был удостоен аудиенции у императора Германии Вильгельма II. На встрече с ним 5 июня 1918 г. Тундутов обещал сформировать в Калмыцкой степи на немецкие деньги антибольшевистскую армию из калмыков и казаков, которая станет главным союзником и блюстительницей интересов Германии на юге России: сформированная в кратчайшие сроки из повстанцев многочисленная Астраханская армия развернет наступление на большевиков из калмыцких степей в сторону Новочеркасска, навстречу германским войскам Эйхгорна. На базе этой армии немцы предполагали создать на границе своей оккупационной зоны контролируемое ими буферное государство.

В июне 1918 г. На территории Войска Донского началось формирование так называемой Астраханской армии из уроженцев Нижнего Поволжья. Основу этого соединения составила группа волонтеров, собранных на Украине и на Дону. Часть из них привел штабс-капитан В.Д.Парфенов, переманив их из Добровольческой армии.

По мере того как донцы подходили к границам Калмыцкой степи и астраханским казачьим станицам, в Астраханскую армию прибывало все больше перебежчиков и дезертиров из числа астраханских казаков и калмыков. На их основе стали формировать казачьи части.

И к 7 июля структура астраханской армии стала следующей:

1-я Астраханская дивизия (набилась из казаков и калмыков1-й очереди) в составе 1-го (коренные казаки), 2-го, 3-го и 4-го Астраханских казачьих полков (калмыки), 1-го Астраханского казачьего пластунского батальона (смешанный состав), 1-го Астраханского артиллерийского дивизиона ( 1-я батарея набиралась из коренных казаков, 2-я и 3-я – из калмыков);

2-я Астраханская казачья дивизия (набиралась из казаков и калмыков 2-й очереди) в составе 5-го (коренные казаки), 6-го, 7-го и 8-го Астраханских казачьих полков (калмыки), 2-го Астраханского казачьего пластунского батальона (смешанный состав), 2-го Астраханского артиллерийского дивизиона (4-я батарея набиралась из коренных казаков, 5-я, 6-я – из калмыков), конно-саперной сотни (смешанный состав).

В конце июля началось формирование Калмыцкого партизанского отряда под командованием Манычского окружного атамана Балзанова. В августе 1918 г. этот отряд начал действовать в тылу красных войск на территории Манычского улуса.

7 июля 1918 г. атаман Тундутов присвоил двум Астраханским калмыцким полкам имена героев Отечественной войны 1812 г.: князя Тундутова – 2-му Астраханскому полку, князя Тюменя – 3-му Астраханскому полку.

30 сентября 1918 г. атаман Краснов, стремясь оптимизировать управление войсками, преобразовал Астраханскую армию в корпус Астраханского казачьего войска и включил его в состав Донской армии. В этот период общая численность Астраханского корпуса составляла более 8,5 тыс., однако на фронте находилось чуть более 3 тыс., в том числе 700 калмыков в составе 4-го Астраханского полка в отряде Чумакова.

Между тем в Калмыцкой степи продолжало расти недовольство Советской властью. Значительное количество калмыков из прифронтовых улусов (Малодербетовского и Манычского), мобилизованные в Красную армию, «усиленно дезертировали в глубь степей и частью в Сальский круг». В Манычском улусе активизировался партизанский отряд Балзанова, численность которого, по утверждению атамана, достигла 3 тыс. калмыков, однако многие из партизан не имели оружия, необходимой амуниции и продовольствия. Тем не менее, этому отряду удалось даже ненадолго занять Элисту.

В конце 1918 – начале 1919 гг. калмыцкие астраханские части продолжали вести бои в западных улусах Калмыкии: 2-й Астраханский калмыцкий полк – в составе Граббевской группы генерала В.А.Патрикеева (две сотни), 4-й Астраханский калмыцкий полк – в составе Сальского отряда генерала Е.Д.Достовалова. Еще одна сотня 2-го полка вместе с тундутовскими партизанами вела разведку в районе Сарпинских озер. Партизанский отряд Балзанова был вытеснен красными за Маныч, где вошел в состав 3-й Кубанской дивизии Н.Г.Бабиева как Манычский калмыцкий полк. Тем временем в Большедербетовском улусе из ставропольских калмыков была сформирована калмыцкая сотня поручика Лиджи Шембенова. Предполагалось, что в будущем она войдет в состав Инородческого полка в Ставрополе, формируемого из ставропольских туркменов и ногайцев.

В январе 1919 г. на расширенном совещании астраханского войскового правительства в Ростове новым исполняющим обязанности атамана был избран Ляхов, его помощником по калмыцкой части стал нойон С-Д.Б.Тюмень. Главой войскового правительства стал С.Б.Баянов.

Астраханский корпус вел относительно успешные бои в Сальском округе, когда на фронте начались серьезные перемены. После поражения Мамонтова под Царицыном из деморализованных донских частей началось массовое дезертирство. Астраханский корпус не стал исключением: калмыки, разочаровавшись в Краснове и Тундутове, последовали за казаками. В конце февраля 1919 г. за два дня из 4-го Астраханского полка дезертировало 600 калмыков, захвативших с собой часть пулеметов. После этого 4-й полк, в котором осталось не более ста бойцов, и «кадр» 3-го полка влили в 2-й полк, получивший наименование Сводного Астраханского. 12 апреля 1919 г. корпус был расформирован, а его части вошли в состав Добровольческой армии. Конница, в том числе и калмыцкая часть, была сведена в Астраханскую отдельную конную бригаду.

Весной 1919 г. изменилась политическая ситуация в Калмыцкой степи. В результате массовых реквизиций у калмыков имущества и скота, проводимых отступающими частями 10-й,11-й и 12-й красных армий, антибольшевистские настроения среди кочевников резко усилились. Когда весной 1919 г. белые части С.Г.Улагая и Д.П.Драценко вошли на калмыцкую территорию, они встретили широкую поддержку местного населения. За короткий период почти вся она была занята добровольцами и партизанами. На территории Манычского (западного) улуса активизировался Балзанов, который на базе своей части начал формировать два новых полка. Малодербетовский и Багацохуровский (северные) улусы контролировались отрядами окружного атамана Ордаша Босхомджиева, его помощников Дорджи Онкорова, Бачи Хабанова, Мухла-Церена Убушиева. В центре калмыцкой степи, в Икицохуровском и Харахусовском улусах, действовала целая группа отрядов под общим командованием помощника атамана – нойона Сереб-Джаба Тюменя.

Советский калмыцкий военкомат пытался провести мобилизацию в улусах, чтобы «изъять калмыцкое население и не дать возможность увеличить силы контрреволюции», но большинство мобилизованных «перебежало к белым». В числе дезертиров оказалась Эркетеневская улусная сотня во главе с улусным военкомом Эрдниевым. Формирование красной Калмыцкой кавдивизии было сорвано. К оставшимся калмыкам командование относилось с подозрением, а военрук Калмыцкого военкомата даже предложил комплектовать улусные сотни за счет добровольцев из числа русских, татар и туркменов.

Между тем полученные пополнения позволили командованию Кавказкой армии 27 июня 1919 г. развернуть Астраханскую бригаду в дивизию. В ее состав вошли: 1-й и 2-й Астраханские казачьи полки, а также формируемые на базе Манычского полка Балзанова 3-й и 4-й Астраханские Манычские конные полки. 3 августа 1919 г. в ее состав был включен 1-й Инородческий конный полк.

Летом 1919 г. Астраханская дивизия вместе с 3-й Кубанской казачьей дивизией составили Нижне-Волжский отряд, который оперировал к югу от Царицына, в том числе и на левом берегу Волги. С установлением контроля над стратегической водяной артерией в этом районе сложилась исключительно благоприятная для белых ситуация. Астрахань вместе с войсками 11-й красной армии и Волжско- Каспийской флотилией оказались почти в полом окружении. Единственной коммуникацией, по которой они могли поддерживать связь с центром, являлась железная дорога Астрахань – Баскунчак – Саратов. Войск для охраны более чем 600 км. пути у красных не было, и белые в любой момент могли перерезать этот путь, заодно установив прочную связь с армиями адмирала А.В.Колчака.

Однако эшелоны с войсками, техникой, продовольствием и военной амуницией, которые шли по этой ветке, лишь изредка подвергались набегам небольших банд дезертиров. Белое командование не сумело правильно оценить и извлечь свою выгоду из удачно сложившейся стратегической ситуации. Кавказская армия была брошена в бесперспективное наступление на Москву через Камышин. Нижнее-Волжский отряд, сформированный в основном из кубанских и астраханских казаков, вместо маневренной войны на степных просторах, вел лобовные атаки на позиции 11-й армии в пойме Волги и Ахтубы. Астраханская дивизия вплоть до конца 1919 г. пыталась штурмом взять Черный Яр, но больших успехов не добились.

Помимо астраханских калмыков в Нижнее-Волжском отряде несли службу и ставропольские калмыки. Летом 1919 г. 3-й Кубанской казачьей дивизии временно был придан Ставропольский калмыцкий партизанский дивизион, сформированный из большедербетовских калмыков. Осенью 1919 г. он был выведен в тыл и развернут в Ставропольский калмыцкий полк. К концу 1919 г. эта часть базировалась в Малодербетовском улусе.

Таким образом, осенью 1919 г. в составе Астраханской дивизии действовали 4 калмыцкие национальные части: 2-й Астраханский (командир – полковник Халяев), 3-й Манычский (полковник Корнилов, с декабря – полковник Басов), 4-й Астраханский Манычский (полковник А.А.Зелио, с декабря – полковник Горбатовский), Ставропольский конный (капитан Б.Онкоров) полки.

Калмыцкая степь в этот период почти полностью контролировалась партизанскими отрядами, общее руководство которыми осуществлял помощник астраханского атамана С.-Д.Б.Тюмень. Эти отряды в большинстве своем состояли из калмыков, но командный состав, как правило, укомплектовался русскими офицерами. Регулярных частей в калмыцкой степи практически не было, если не считать нескольких подразделений. Только в конце 1919 г. сюда был переведен Ставропольский полк Бегали Онкорова, а из партизан и перебежчиков были сформированы два Астраханских казачьих полка. Тем не менее, партизанские отряда уверенно контролировали почти всю Калмыцкую степь и совершали постоянные набеги на волжские села и станицы, в том числе и левобережные.

21-23 июля 1919 г. белокалмыцкие отряды атаковали несколько хуторов Багацохуровского и Хошеутовского улусов и, переправившись на остров Шамбай, разгромили улусные советские учреждения и захватили в плен ряд ответственных работников, в том числе и членов Калмыцкого ЦИК Сарангова и Н.Дулаханова, хошеутовских улусных военкома и военрука. В ночь на 22 сентября 1919 г. отряд Дорджи Онкорова И Бачи Хабанова пытался переправиться на левый берег Волги и захватить Багацохуровский улусный исполком. Успешно завершить операцию им не позволила лишь ошибка проводника. Общая численность отрядов Тюменя к концу 1919 г. выросла с 1,5 до 2 тыс. при 7-10 пулеметах и 2 орудиях. Однако большинство калмыков в этих отрядах были плохо вооружены и одеты, почти не имели обуви.

Тем временем положение Астраханской дивизии ухудшилось. В ожесточенных боях за Черный Яр она понесла большие потери. Если в начале октября, в дивизии числилось более 2 тыс. шашек (не считая пехоты), в том числе более 900 – в трех Калмыцких полках, то к концу 1919 г. по оценке советской разведки в дивизии осталось около 700 шашек, в том числе более 400 – в Калмыцких полках. Положение Астраханской дивизии, как и всей Кавказской армии, серьезно осложнилось тем, что наиболее мощные ударные соединения белых на этом направлении – 2-й и 3-й Кубанские корпуса – были переброшены в соседнюю, добровольческую, армию. Красные войска в Нижнем Поволжье, напротив, усилились, в том числе и за счет дивизий, освободившихся после разгрома армии Колчака.

Во второй половине 1919 г. заметно изменилась и политика Советской власти по отношению к калмыкам. Советские и партийные работники признали, что они «на Калмыцкую степь обращали мало внимания и, возможно, только поэтому белогвардейцы так легко ее заняли». За несколько месяцев Совнарком РСФСР предпринял ряд шагов, направленных на защиту интересов калмыцкого народа. 22 июля 1919 г. вышло подписанное В.И. Лениным «Воззвание к трудовому калмыцкому народу», в котором ставился вопрос о возможном объединении калмыцкого народа и провозглашении автономии Калмыкии. Калмыкам, служащим у белых, была обещана амнистия. 24 июля 1919. Г. вышел декрет «О новом устройстве земельного быта калмыцкого народа», который запретил любые захваты калмыцкой земли со стороны крестьян и переселенцев. 15 октября 1919 г. вышел декрет «Об охране и восстановлении калмыцкого животноводства», который наложил запрет на реквизицию калмыцкого скота ниже определенной нормы. Были предприняты серьезные шаги по усилению агитационной работы в улусах, занятых белыми.

Все эти меры в конечном итоге привели к тому, что настроения в Калмыцкой степи стали меняться в пользу Советской власти. Во время отступления Кавказской армии в Малодербетовском улусе появились партизанские отряды, которые нанесли несколько ударов по белым. Часть партизанских отрядов разбежалась, многие из казаков и калмыков сдались в обмен на обещанную амнистию.

Однако другие белокалмыцкие отряды отказались покинуть родные улусы и остались в Калмыцкой степи, продолжив партизанскую войну. Зимой 1919/1920 гг. «бандитизм» в Калмыцкой степи достиг своего пика. Партизаны доходили до Калмыцкого Базара и даже разгромили Хошеутовскую улусную сотню. Отряды братьев Менгетыевых, братьев Шануновых, Сычева, Тегусова, Багальданова, Улюмджиева, Бондаренко, Нохаева и другие, пользуясь поддержкой местного населения, буквально терроризировали местные Советы, но вскоре они либо были уничтожены, либо распались, либо сдались в обмен на амнистию.

В период отступления за Маныч Астраханская дивизия понесла серьезные потери и фактически утратила боеспособность. В марте 1920 г. она бвла эвакуирована в Крым, где ее расформировали, а части передали в состав 3-й конноц дивизии. Калмыцкие части были вновь седены генералом П.Н.Врангелем во 2-й Астраханский Калмыцкий полк, который вместе с 1-м и 2-м Туземными полками вошли в состав Туземной бригады. Однако калмыки ненадолго расстались со своими соратниками – казаками 1-го Астраханского полка. 7 июля 2-й Астраханский полк был переведен из Туземной бригады в Терско-Астраханскую бригаду, в составе которой участвовал в десанте на Кубань. Поначалу десантная операция, поддержанная восставшими казаками, развивалась успешно, но затем под давлением войск советской 9-й армии генерал С.Г.Улагай был вынужден вернуться в Крым. Осенью 1920 г. Терско-Астраханская бригада действовала как отдельная в составе Русской армии Врангеля. После эвакуации из Крыма 2-й Астраханский Калмыцкий полк был расформирован, остатки его личного состава вошли в состав Терско-Астраханского полка.

Таким образом, в составе Астраханского казачьего войска, точнее — Астраханской армии (корпуса, дивизии), реально действовало в 1919 г. два калмыцких национальных полка (2-й и 4-й Астраханский Калмыцкий, 3-й и 4-й Астраханские Манычские, Ставропольский конный полки). Осенью 1919 г. (период наибольшей активизации антибольшевистского движения в Калмыкии) в белокалмыцких национальных частях и отрядах сражалось около 3 тыс.астраханских и ставропольских калмыков.

Добавить комментарий