О.А. Займенцева — Традиции и обычаи казаков Нижнего Поволжья

02864651Тот, кто не уважает обычаи своего народа,
не хранит их в своем сердце, тот позорит
не только свой народ, но, прежде всего,
не уважает самого себя, свой род,
своих древних предков.

Почему меня заинтересовала эта тема? Всё потому что, в моей родословной есть казаки. Оказалось, что мой пра-пра дедушка, Малишевский Прокофий Иванович, был казаком, участвующий в борьбе за освобождение трудящихся 18 августа 1918 года. Я имею отношение к казакам, к их культуре и мне стало интересно узнать о ней больше.

Культура – это традиции, обычаи, нормы, которые переносятся на предметный мир из духовной жизни этноса, включая и его образование, и тем самым организуют социальный опыт.

Значительным своеобразием в культурно-бытовом отношении отличается русское казачество – служивое население, складывающееся в разное время в пограничных южных и восточных районах России. Казачество проживало вне пределов России, на достаточном удалении от её рубежей, на свободной земле, — на просторах Дикого Поля — в лесостепной и степной частях Восточно-Европейской равнины, на берегах Дона, Днепра, Волги, в причерноморских и приазовских степях. Когда и как появились казаки как организованная сила на этих землях, сказать определённо трудно.

Казачество — отдельный этнос, самостоятельная народность, четвертая ветвь восточного славянства или даже особая нация смешанного тюрко-славянского происхождения.

К началу ХХ века в России было 12 казачьих групп: Донские, Терские, Кубанские, Уральские, Оренбургские, Сибирские, Семиреченские, Забайкальские, Амурские, Уссурийкие и Астраханские, в советское время из-за границы вернулись Некрасовские казаки, ушедшие в свое время семьями от царских гонений.

У каждой группы была своя история, свои культурно-бытовые традиции. Но о русском казачестве надо говорить как об одной цельной этнографической группе. Сходное социальное положение, специфика воинской службы, особенности хозяйствования и самоуправления способствовали возникновению у них общих «казачьих» черт в укладе жизни и в фольклоре.

Нас интересует культура казаков Нижнего Поволжья – это Донские, Кубанские и Астраханские казаки.

Суровые условия жизни, соседство с воинственными племенами кочевников, иные постоянные опасности формировали своеобразный характер людей, готовых в любой момент дать отпор противнику, встать на защиту своих родных и близких, своих очагов. Это формировало и традиции и обычаи казаков. Например, оружие в доме являлось такой же необходимой и обыденной вещью, как и другие предметы быта. Оно всегда было на видном месте, всегда под рукой. Работал ли казак в поле, пас скот, ехал куда-либо по делам, оружие всегда было при нем. Умение владеть оружием было так же естественно, как ездить верхом на лошади или косить траву.

Нравы казаков.

Внешне, казак, конечно, может не проявлять такта и этической сдержанности в своем естественном и раскрепощенном поведении, и даже выглядеть, некоторым образом – вызывающе: высокомерно и по-хозяйски свободно. Но при этом он по-доброму весел и открыт. И таким своим поведением, он не причиняет никому никаких неудобств или смущения. Напротив, он сразу располагает к безудержному общению и доверительному отношению к себе. Но а, безобидная его такая надменность, это только форма, за которой скрывается совершенно необыкновенная красота его души. Как известно, из многих высказываний: «Высокомерие дончаков и повелительный тон, так цеж признак породы». Гордая осанка вовсе не означает греховную горделивость души, которая как мы знаем, есть суть любого зла. Прямые плечи, при выдающейся вперед грудной клетки это дар природы от верховой езды и осознания своих побед над естеством личных слабостей.

Беспощадные к врагам казаки в своей среде были всегда благодушны, щедры и гостеприимны. В основе характера казака была какая-то двойственность: то он весел, шутлив, забавен, то необычайно грустен, молчалив, недоступен. С одной стороны, это объясняется тем, что казаки, глядя постоянно в глаза смерти, старались не пропускать выпавшую на их долю радость. С другой стороны, они ─ философы и поэты в душе – часто размышляли о вечном, о суете сущего и о неизбежном исходе этой жизни. Поэтому 10 Христовых заповедей составили основу морально-нравственных устоев казачьих обществ: не убивай, не кради, не блуди, трудись по совести, не завидуй другому и прощай обидчиков, заботься о детях своих и родителях, дорожи девичьим целомудрием и женской честью, помогай бедным, не обижай сирот и вдовиц, защищай от врагов Отечество.

Чрезвычайно строго в казачьей среде, наряду с заповедями Господними, соблюдались традиции и обычаи, которые являлись жизненно-бытовой необходимостью каждой казачьей семьи. Если коротко сформулировать их, то получатся своеобразные неписаные казачьи домашние законы:

1. Уважительное отношение к старшим.

2. Уважение к женщине (матери, сестре, жене).

3. Безмерное почитание гостя.

Казачий говор (язык) – за две тысячи лет язык казачьих племен менялся неоднократно. В самом истоке это был «скифский язык».

Язык является основной опорой этнического самосознания. Именно язык связывает все области расселения любого этноса и четко обозначает этнические границы, которые не всегда совпадают с границами административными. Казаки нашего времени пользуются русским языком. Общая территория проживания и, конечно же, язык общения племен сформировал устойчивый русскоязычный казачий этнос.

Помимо родного языка другой составляющей особого этнического чувства является крепкая приверженность к своей культуре, к своим традициям, к своему фольклору. Музыка – неотъемлемая и важнейшая часть этнических признаков. Послушай, как поют люди, и поймешь, как и чем они живут. Казаки свои песни не поют, они их играют. Казаки так и говорят: «Я тебе сыграю песню, и ты сразу всё поймешь, что к чему». Редко где найдешь такую музыкальную красоту многоголосого мужского хорового пения как у казаков. Чистые голоса улетают из вольной степи прямо в поднебесье, к Богу. Казачья песня способна сплачивать, объединять, песня направляет людей в одно русло.

Обрядовое творчество казаков включало не только музыкально-песенный фольклор, но и хореографию, жанры которой складывались в зависимости от социально-бытовых и культурных особенностей субэтноса и занимали важное место в культуре казачества. Данные виды художественного творчества являются наиболее яркой формой выражения культурных традиций казаков. Песенный и хореографический фольклор как синтез трех культур (русской, украинской и горской) представляет собой эстетическое явление, в котором отразилась культура и жизненный мир казачества. Основными темами песенного и хореографического творчества являются военно-патриотическая и семейно-бытовая, в которых посредством образов-символов (справедливость, храбрость, почитание старших, любовь к земле и Отчизне, свобода и т.д.) раскрывается особое восприятие реальности, и реализуются нравственные идеалы, способствующие формированию духовных ценностей, состояние человека – буйное веселье, восторг, любовь. Название танцев «Дороженька», «Когда мы были на войне», «Когда казаки плачут», «Варенька» говорят об этом.

О боевом плясе в присядку.

Эта пляска была распространена по всей Руси.

Корень, архетип пляски в присядку един для всех восточных славян. Ряд различий в музыке и динамике не меняют исконный смысл и вид древнерусского боевого пляса. Этнологам и фольклористам хорошо известно правило: «Наличие множества вариантов одного и того же обряда, текста, говорит о древности. Отсутствие вариантов, о «новоделе».

Изначально техника присядки существовала в двух проявлениях:

1.Как способ боя.

2.Как боевой танец.

Способы боя в присядку были широко распространены среди всадников и применялись пехотинцами в столкновениях с конницей. Случалось, что во время битвы, скорость кавалерийской атаки терялась. Всадники, вдруг напарывались на заграждение, замаскированный обоз или ров с кольями, могли столкнуться с более сильным противником, теряя инициативу и скорость. В этой фазе сражения, нередко всадники теряли коней. Когда воин вылетал из седла или оказывался на земле вместе с убитым конём, необходимо было продолжать драться, вернуть инициативу. Пехота, напротив старалась «спешить» противника, завладеть его конём. Тут-то и нужны были навыки боя в присядку. Пехотинец против всадника использовал, например такие коленца присядки. (показ)

В «ползунке», «гуськом» проскакивал под брюхом вражеского коня с саблей на плече. Когда он оказывался под животом, то нажимал на рукоять сабли и выставлял её повыше, чтоб подрезать коню «жижки»-жилки, паховину. Конь падал, увлекая за собой наездника.

Подрубал саблей или подсекал ударом руки или ноги передние ноги коня. Конь оступался, падал через голову, давя седока. Ногой или кулаком, наносили удар коню противника по голове. Били в место находящееся между конскими глазами и ушами. Конь оглушенный падал. Если была возможность, то вражескую лошадь старались не калечить, она стоила больших денег и считалась богатым трофеем. В этих случаях атаковали всадника. Для этого гопкорез старался нанести удар оружием всаднику и сдёрнуть противника с седла.

Бой в присядку включал в себя четыре основных уровня:

1. Кувырки.

2. Ползунки (перемещения на корточках и четвереньках).

3.Удары и передвижения стоя.

4.Прыжки и колёса.

Кувырки применялись в основном как тактические перемещения и как способы самостраховки при падении.

Ползунки, это особый вид перемещения на нижнем уровне, из которого можно наносить удары, прыжки. Атаки оружием усиливались ударами и подсечками, выполняемыми ногами. Руки, поставленные на землю, давали дополнительную опору, в них можно держать оружие и подбирать его с земли.

Стоя удары наносились преимущественно ногами, так как руки были заняты холодным или огнестрельным оружием (его, безусловно, тоже пускали вход). Именно поэтому в пляске в присядку работе ногами уделяется больше внимания.

Пляска в присядку сохранилась в виде вариантов пляски русского, как в одиночку, так и в паре с соперником. Барыню плясали с женщиной, когда все те же коленца нужно было выбивать вокруг партнёрши, не подпуская к ней плясуна соперника. Тот, в свою очередь старался отбить плясунью, оттереть умелым движением соперника и самому продолжить пляс. Этот вариант был очень труден, требовался высокий контроль за сложными боевыми движениями. Недопустимым считалось не только коснуться ударом партнёрши, но даже напугать её опасным движением.

Рассказывали, что прежде до войны проводились состязания плясунов. Чаще, такое бывало на ярмарках. На плясунов «спорили» и делали ставки. Победитель получал хороший приз в виде подарка, вина или денег.

Добыча делилась на всю артель. Подготавливаясь к этому, мужики уходили из дома, иногда на несколько дней и там тренировались, выдумывали новые сочетания плясовых «коленцев», неизвестные соперникам и поражающие воображение болельщиков. До поры их держали в секрете, а, выступая на состязаниях «предъявляли» «новые разработки». Такая традиция постоянно пополняла и обогащала технику пляса.

Обычно состязания проходили в виде парной и одиночной пляски в форме перепляса. Переплясывая, один из плясунов показывал какое-либо движение или связку, соперник должен был их в точности повторить, потом показывал свои. Иногда, в переплясе были другие правила, соревнующиеся, попеременно показывали свои движения, при этом нельзя было повторять предыдущие. Проигрывал тот, у кого первого заканчивался набор «выкрутасов».

Назначение движений в боевом плясе было как непосредственно прикладное, так и условно-боевое, развивающее, для ловкости и координации. Поскольку боевой пляс был информационным носителем боевого искусства и способом тренировки прикладных движений, само собой, что наибольшее распространение он получил в среде воинов: казаков, солдат, матросов, офицеров, большой популярностью он пользовался в артелях кулачных бойцов.

В казачьих войсках пляс жил повсеместно, гармонично вплетаясь в казачий быт, бурно вырывался из горячих сердец в станичные и войсковые праздники. Во время сражений, когда сходились враждебные армии, перед рядами боевых товарищей выплясывали с оружием гопкорезы, выкликая врагов на герц.

Казаки Нижнего Поволжья — прекрасные наездники. С детства они овладевают искусством верховой езды. Неудивительно поэтому, что многие элементы движений народной мужской пляски передают характер езды на лошади. Так, например, танцевальные движения: «галоп», «лампасы», «галоп внизу» напоминают скачку на лошади, а некоторые другие движения в пляске являются подражанием джигитовке.

Это придаёт пляске характер мужественности и удали, воплощает в ней силу и ловкость лихого наездника.

В условиях растущего национального самосознания наблюдается живой интерес к этнонациональной культуре, составной частью которой является конкретная субкультура — культура казачества. В последнее время проблема казачества и его культуры привлекает к себе серьезное внимание в связи с возрождением этнокультурных традиций и с возрастанием роли казачества в жизни общества, особенно в регионах, которые связаны с историческим расселением казаков. Таким образом, особую актуальность приобретают вопросы, связанные с изучением истоков, места и роли культурных традиций казачества в диалоге культур и воспитании современной личности.

Национальную принадлежность человека определяет не цвет кожи и волос, не форма носа и фамилия родителей, а его культура и духовность. Национальная культура формируется под влиянием множества факторов – географических, расово-этнических, религиозных, исторических. Культура – это связанная система ценностей, привычек и убеждений, влияющих на коллективное поведение, то, что мы обычно называем «нравы». Вот и выходит, что национальность — это, прежде всего, чувство культурной солидарности, а вовсе не результат «анализа крови».

Этнические (почвенные) свойства людей до последнего времени были неизменны и весьма устойчивы. Нужны были века, чтобы их поколебать. Однако индустриализация и урбанизация приводят к тому, что все народы планеты стремительно теряют свои почвенные свойства и признаки. Глобализация и информационные технологии убыстряют этот процесс. Тем не менее, национальная культура, язык, музыка и этническая кухня остаются, несмотря ни на что, неизменными.

Сегодня казачество возрождается как культурный пласт общерусской культуры с учетом специфики образа жизни. И уже недалеко то время, когда современное казачество полностью вернет себе осознание смысла своего бытия и дружной ратью одиннадцати войск станет на стражу Православной Веры и Святой Руси.

Для меня интересна культура казаков, и как будущего хореографа, и как пра-пра-внучки казака. И в колледже культуры я продолжила знакомство с традициями и обычаями казаков, как теоретически, так и практически.

Список литературы (ссылки):

http://pohodd.ru/article_info.php?articles_id=79

http://cossackstan.ru/kazaktanzi/

http://www.epochtimes.ru/content/view/19490/34/

http://ckwrf.ru/publ/8-1-0-16

Добавить комментарий