Сарматская эпоха. Савромато-сарматские племена в Астраханском крае

Уважаемый посетитель! Этот замечательный портал существует на скромные пожертвования.
Пожалуйста, окажите сайту посильную помощь. Хотя бы символическую!
Мы благодарим за вклад, который Вы сделаете.

Или можете напрямую пополнить карту 2200 7706 4925 1826
Или можете сделать пожертвование через

Вы также можете помочь порталу без ущерба для себя! И даже заработать 1000 рублей! Прочитайте, пожалуйста!

Предыдущая глава — Срубная культура в Астраханском крае

В своей монографии «Савроматы» К.Ф. Смирнов писал, что этногенез савроматских племен на рубеже эпохи бронзы и раннего железа (VIII-VII вв. до н.э.) на территории Поволжья происходил в процессе смешения потомков срубных племен с пришедшей с востока группой западных андроновских племен. По своему языку, как и позднейшие сарматы, савроматы относились к северо-восточным языкам иранской группы индоевропейской семьи языков, подобно другим племенам скифо-сарматского круга. О родстве скифов и савроматов было известно еще древнегреческому историку середины V в. до н.э. Геродоту.

Современные исследователи также признают близкое родство скифов и савроматов. Так, по свидетельству К.Ф. Смирнова, археологические памятники начального периода истории скифов и савроматов почти не различимы ввиду близости их погребальных обрядов и материальной культуры, что объясняется частично их общим происхождением, частично — возможным участием племен Задонья и Поволжья (будущих савроматов) в скифских походах в Закавказье. Эти основные идеи К.Ф. Смирнова, в особенности о связи савроматов с племенами предшествовавшей им срубной культуры, в основном разделяются такими исследователями, как В.В. Дворниченко и В.А. Кореняко, особо отмечающих сходство погребального ритуала и керамики срубников и степняков предсавроматской эпохи, с которыми, в свою очередь, связаны сами савроматы.

Гораздо дальше заходит в своих гипотезах Р. Исмагил, который отождествляет савроматов с царскими скифами и сарматами, отрицая их раннее появление в Северном Причерноморье, и понимает под термином «савроматы» крупную этнокультурную общность, занимав-шую с 40-30-х годов V в. до н.э. земли от Поднепровья до Притянынанья. Он выделяет в ней три наиболее крупные археологические культуры: «саков» Семиречья, «сарматов» Приуралья и «скифов» степного Поднепровья.

Эта точка зрения стоит особняком и противоречит известиям античных авторов, благодаря которым, собственно, до нас и дошли все этнонимы многочисленных бесписьменных кочевников южнорусских степей. Вряд ли случайно в «Землеописании», составленном неизвестным автором II-I вв. до н.э., условно именуемым Псевдо-Скимном Хиосским, который уже знал сарматов и даже их племенное деление, савроматы помещаются восточнее сарматов, причем аноним ссылается на авторитетных эллинистических ученых Деметрия и Эфора. Знаменитый древнеримский ученый-энциклопедист I в. н.э. Плиний Старший прямо указывает, что савроматы живут в районе Каспия.

Однако более ранние авторы, начиная с Геродота, помещали савроматские племена на территории степей, лежащих к северу и вос-току от Азовского моря и низовьев Дона, где более поздние писатели локализовали сарматов.

Следует отметить, что антропологические данные свидетельствуют о сложном и длительном формировании савромато-сарматских племен. Согласно исследованиям ГФ. Дебеца, хотя все ранние группы кочевников относятся к европеоидному типу, в его рамках имеются локальные варианты. Так, если в саратовском Заволжье заметна сильная примесь андроновских племен, проникавших сюда с территории современного Казахстана, то астраханскую группу он склонен гипотетически сопоставить с типом костяков из катакомбных погребений.

Генетические связи срубно-хвалынской и андроновской культур эпохи бронзы с савроматской культурой признавал и К.Ф. Смирнов. Он полагал, что в формировании сарматских племен междуречья Дона-Волги участвовали местные племена бронзового века, в первую очередь — срубники, отчасти — катакомбники, сохранившиеся на территории Астраханской области и на р. Маныч, куда проникали и кочевники из степных районов Средней Азии. По мнению М.Г Мошковой, поддерживающей в целом идеи К.Ф. Смирнова, переселение племен самаро-уральского варианта савроматской культуры в Нижнее Поволжье шло с конца IV в. до н.э. на протяжении нескольких веков, что отразилось в уменьшении приуральского населения в III-I вв. до н.э. и росте его в Нижнем Поволжье.

Гипотезу о формировании сарматов на базе прохоровской культуры, защищаемую К.Ф. Смирновым и М.Г Мошковой, критикует В.П. Шилов. Он полагает, что в Нижнем Поволжье и в Южном Приуралье на базе предшествующих культур одновременно формировались соответственно раннесарматская и прохоровская культуры. Доказательством этого, в частности, он считает антропологические отличия волгоградской группы, связанной со срубниками. Поэтому В.П. Шилов считает, что в волго-донских степях кочевали потомки геродотовских савроматов, известные под именами аорсов и сираков, в то время как в Южном Приуралье кочевали исседоны, что не исключает взаимных миграций этих сарматских племен с частичной ассимиляцией.

Однако К.Ф. Смирнов, выделяющий в савроматской археологической культуре VII-IV вв. до н.э. два основных локальных варианта: Волго-Донской и Самаро-Уральский, считает, что общих черт в погребальном обряде и инвентаре в особом варианте скифо-сибирского (савроматского) звериного стиля в искусстве и т.п. — больше, чем отличий.

Из этого краткого исторического анализа видно, насколько слож-ной и далекой от разрешения является проблема генезиса савромато-сарматских племен.

Не менее сложна и проблема их дальнейшего развития, связей с другими родственными ираноязычными племенами, а также иноязыч-ными народами, что объясняется открытостью степного пространства, облегчающей миграции кочевников. В этом смысле большое значение для сарматологии имели раскопки Калиновского могильника, расположенного в Волгоградской области на левом берегу Волги. Изучение В.В. Гинзбург антропологического материала позволило сделать вывод о том, что к основному населению европеоидного типа в эпоху бронзы примешались группы (или отдельные особи) с севера и востока, среди которых отмечается андроновский тип среднеазиатского Междуречья, особенно характерный для Астраханского края. В позднесарматское время появляется и особый европеоидный тип, характерный для скифов Поднепровья и Причерноморья, и некоторая монголоидная примесь, возможно, связанная с миграцией гуннских или иных среднеазиатских племен.

Аналогичны данные Б.В. Фирштейн по саратовскому Заволжью, куда в первые века нашей эры мигрировали с востока новые группы кочевников с монголоидной примесью. По ее мнению, сарматы саратовской, волгоградской, астраханской и уральской групп, а также сарматы Поднепровья и Подонья весьма близки между собой, что указывает на савроматскую эпоху как на период складывания сарматского антропологического типа, сформировавшегося в результате миграций племен эпохи бронзы, населявших Поволжье, Казахстан и более восточные районы, вплоть до Алтая.

Все указанные гипотезы имеют право на существование. Дело в том, что основные наблюдения и выводы делаются на основании изучения сравнительно небольших синхронных серий костяков различной сохранности. Отчасти это объясняется относительно низкой плотностью населения в степной зоне. Кроме того, раскопаны лишь некоторые сохранившиеся могильники.

Кроме того, исходить из одних антропологических критериев нельзя. Не отрицая отдельных и массовых миграций кочевников Евразии в различные исторические эпохи, следует учитывать и другую возможность переноса расовых признаков на значительные расстояния — путем брачных связей. Естественно, что резко выраженные расовые черты ослабляются по мере удаления от их источника. Поэтому монголоидная примесь у скифо-сарматского населения Алтая значительно выше, чем у поздних сарматов южнорусских степей. Однако расовые признаки далеко не всегда совпадают с такими понятиями, как этнос, язык, культурная, политическая и экономическая общность.

Следующая глава — Савроматская археологическая культура в Астраханском крае

Добавить комментарий