У. В. Володина — Быт, культура и традиции казаков

02864651Наряду с проблемами, вызванными политическим, экологическим, финансово-экономическим, духовно-нравственным и прочими глобальными кризисами в жизни современного общества, в последнее время все чаще говорят и пишут о возрождении нашей страны. Это объясняется тем, что сегодня, как никогда ранее, актуальной и насущно необходимой становится проблема формирования национального самосознания, научного мировоззрения подрастающего поколения, которому предстоит стать духовным стержнем возрождающейся России, эталоном патриотизма и любви к Отечеству, носителем лучших гражданских качеств.

Важное место в этом процессе занимает казачество и его духо
вно-нравственные традиции, которые на протяжении многих веков были важным элементом общественного сознания, как основы российской социальной системы.

Казаки, казачество… Столь знакомые и понятные, и столь многогранные, неоднозначные и загадочные слова. При этих словах у жителей России всплывают картинно-художественные образы Григория Мелихова, Тараса Бульбы, Ермака Тимофеевича и Степана Разина. Так кто же такие казаки?

Слово казак до революции 1917 года означало принадлежность к казачьему военному сословию – одному из пяти главных сословий Российской империи.

Первые упоминания о казаках в русской летописи относится к середине XV века в описании ордынского набега на русский город Переяславль – Рязанский. С этого времени начинается развитие двух самостоятельных ветвей казаков, которые позднее сольются в однородное казачье войско.

Казак не может считать себя казаком, если не знает и не соблюдает традиции и обычаи казаков. За годы лихолетья и уничтожения казачества изрядно выветривались и исказились под чуждым влиянием эти понятия.

Суровые условия жизни, соседство с воинственными племенами кочевников, иные постоянные опасности формировали своеобразный характер людей, готовых в любой момент дать отпор противнику, встать на защиту своих родных и близких, своих очагов. Это формировало и традиции, и обычаи казаков. Например, оружие в доме являлось такой же обыденной и необходимой вещью, как другие предметы быта. И дома и на службе казаки носили свою военную и форменную одежду.

Важную роль в ориентации жизненного уклада казаков играли женщины – казачки. Вся работа ложилась на женщину. Если казак в долгих военных походах добывал славу, то трудолюбивая, домовитая казачка сохраняла земли и богатства семьи.

По этой причине отношение к женщине у казаков было иным, нежели в крестьянских семьях. Казачки были более равноправны со своими мужьями. К их мнению прислушивались, их уважали, чтили и берегли куда больше, чем это было у многих других народов и сословий.

Воспитание девочки – казачки включало в себя не только привитие ей трудолюбия и домовитости, но и верности мужу и семье. В противном случае не только она, но и весь ее род мог быть подвергнут позору, и вынужден был бы покинуть станицу. Уклад казачьей жизни, в основе которого лежала военная служба вдали от дома, прежде всего, формировал представление об обязанностях женщины как хранительницы семьи и семейного очага.

Основой духовной жизни всего русского казачества была православная церковь и искренняя вера в Бога.

Большинство казаков крепко придерживались православной веры, но, как правило, они не были излишне богомольными людьми. В истории казачества имел место даже случай отлучения от православной религии в 1630 году всех казаков за нарушение наказа Московского царя не воевать с турками.

Среди казаков было немало христиан, не относящихся к Русской Православной Церкви. Так, значительная часть уральских казаков придерживались старообрядческой веры.

В связи с комплектованием большинства казачьих войск России из местного, нерусского населения к казачьему сословию причисляли как крещеных, так и некрещеных инородцев.

Наиболее массовый случай такого рода произошел в конце 1917 года, когда в Астраханское казачье войско были приняты все астраханские калмыки, в большинстве своем исповедовавшие буддизм.

После того как казачьи войска встали на службу Российскому государству и вошли в государственную систему, уклад их жизни практически не изменился. Власти и не пытались изменить этот уклад, а наоборот поддерживали его, используя в интересах государства. Казаки продолжали оставаться в первую очередь воинами. Они также должны были быть готовы в любой момент выступить на войну. Но теперь уже не только против воинственных соседей, но и против любого врага, на любой из границ государства, в любой войне которую вела Россия. Это во многом определило судьбу казачьих обычаев и традиций, которые также оставались неизменными.

Казачья служба была трудной и опасной. Полжизни казак проводил в войнах и походах вдали от дома. В этих условиях не каждый мог дожить до старости. А поэтому продолжение рода было предметом особой заботы не только каждой казачьей семьи, рода, но и всей станицы, всего войска. И это было главной традицией, определявшей уклад станичной жизни казаков.

В соответствии с этой традицией отсутствие детей считалось величайшим несчастьем, в котором видели либо наказание за грехи, как собственные, так и предков, либо испытание, посланное Богом.

В казачьи семьи, независимо от достатка, охотно брали подкидышей или детей родственников из бедных семей. Казаку, взявшему приемыша, на всех сходах и переделах сразу выделялся лучший земельный пай. Сирота автоматически считался казаком, и на него распространялись все привилегии.

Большое число детей в доме считалось залогом крепости семьи, лучшим средством от супружеских склок и измен.

Между детьми разного возраста в казачьих семьях соблюдалась строжайшая субординация. Поддерживалась такая субординация не только требованием родителей, но и самим укладом жизни. Семьи были большими и родители не могли уделять много времени каждому. Поэтому на старших детей ложилась обязанность присмотра за младшими. Пока последние не умели сами одеваться и держать ложку, старшие должны были помогать им. При этом понятие «старший» или «старшая» не всегда отражало существенную разницу в возрасте. Порой за годовалым малышом ухаживал пяти-, а то и трехлетний брат или сестра. У старших детей, кроме того, были и другие обязанности в семье. До того возраста, в котором их место было уже рядом с родителями в поле, они обязаны были поддерживать порядок в доме, следить за домашней скотиной, готовить пищу и носить ее отцу и матери, особенно если те работают далеко от дома.

Участь старших детей была не из легких. С них спрашивалось и за работу, и за поведение младших. А потому было вполне естественно, что младшие слушались их и подчинялись.

Кроме того, при проживании вместе не только своих детей, но и приемных и детей из семей родственников различий между ними не делалось. Поэтому, попадая в казарму, казак особой разницы в своем положении не ощущал: и быт был сходным, и дисциплина, и взаимоотношения. Казачьи сотни и полки не знали тех проблем, которые существовали в других воинских частях. Умение жить в коллективе, способность подчиняться старшему, отвечать за младших и заботиться и них были естественными, с детства усвоенными привычками. Традиции коллективизма, заложенные в семейном укладе, умножали боевые качества воинских казачьих подразделений.

А в девушках такой семейный уклад воспитывал готовность и способность создать свою большую семью и правильно организовать ее хлопотную жизнь.

Когда казак достигал 17 лет, он вместе со сверстниками выходил на станичный смотр. Молодежь лихо скакала на конях, рубила лозу, метала копья и дротики, стреляла в цель, как в пешем порядке, так и на скаку. Также они должны были уметь переплавлять вплавь через водное препятствие вместе с лошадьми, оружием и амуницией.

Всему этому казака должны были обучить в семье. Казак рождался воином. Отсюда и казачий обычай: новорожденному все друзья и знакомые отца приносили что-либо «на зубок». Этот подарок непременно был военным: патрон, стрела, лук, дед обычно дарил шашку или ружье. Отсюда и другой казачий обычай: мужчину должен воспитывать мужчины. Поэтому с пятилетнего возраста все воспитание и обучение казаков ложилось на отца, а в его отсутствие – на других старших мужчин в роду. Мать с этого времени уже почти не видела сына.

В основе всего воспитания и обучения казаков лежал проверенный жизнью принцип «Делай, как я», он применялся во всех проявлениях казачьей жизни: в быту, в учебе, в радости и горе, в боевых делах. Подражание старшим делало ребенка настойчивым, смелым, решительным, он мог вскочить на коня и даже скакать на нем, мог переплыть речку даже в холодную пору, был ловким, метким и отважным.

Старшим было принято рассказывать о своей службе, о боях, в которых они участвовали, и о полученных наградах, которые носили с большой гордостью, о военных хитростях, применяемых ими, о повадках врагов, их умении воевать, о хитростях и коварстве.

С давних пор воспитывалось чувство любви и привязанность к своей станице. В ходу было теплое, уважительное слово «станичник». Встречаясь с незнакомым казаком, спрашивали, какой он станицы.

С малых лет казаков учили пользоваться общими благами честно, уравнительно, осуждали стремление жить за чужой счет, а не своим трудом.

У молодежи воспитывался и поддерживался древний обычай чинопочитания, уважения к старшим, поддержание родственных отношений, чувства гордости за их отличия в служении Родине.

Молодые казаки обращались к старшим уважительно, по имени, отчеству. Так же нередко обращались жены к своим мужьям в присутствии посторонних.

Религиозное воспитание проводилось, как правило, бабушками, которые учили молитвам, объясняли основные положения веры, церковные правила и обряды. Одновременно с детских лет казаками усваивалось большая веротерпимость к проживавшим вместе с ним людям, которые исповедовали ислам, буддизм.

Чрезвычайно строго в казачьей среде, наряду с заповедями Господними, соблюдались традиции, обычаи, поверья, которые являлись жизненно-бытовой необходимостью каждой казачьей семьи, несоблюдение или нарушение их осуждалось всеми жителями хутора или станицы, поселка. Обычаев, традиций много: одни появляются, другие исчезают. Остаются те, что наиболее отражают бытовые и культурные особенности казаков, что сохраняются в памяти народа от далекой старины.

Уникальность казачества состоит в том, что оно в тяжелейших условиях, среди враждебного окружения смогло создать сильную демократическую, свободолюбивую и религиозно-идейную общность со специфическим говором, своими нравами и обычаями, с рыцарской идеей защиты Отечества и православной веры.

Основу морали и идеологии казачества всегда составляло стремление к выполнению воинского долга перед Отечеством. Вместе с традиционно-религиозными ценностями не последнюю роль в культуре казачества играют веротерпимость, умение бок о бок жить и взаимодействовать с народами, представляющими другие религии и культуры.

Семейные традиции казаков воплотили в себе преемственность поколений, при этом они ритуально окрашивают события и моменты.

Духовно-нравственные традиции казачества прошли множество этапов формирования, и на основе народного опыта аккумулировали в себе характерные им ритуалы и обряды, сохранили основу, порядок действий и свойственные им ограничения.

Добавить комментарий