В. Викторин, Э. Идрисов — Астраханские ногайцы: история и культура

Авторы: Виктор Викторин – советник губернатора Астраханской области, кандидат ист. наук, доцент Астраханского ГПУ,

Идрисов Эльдар Шамигулович – кандидат полит.наук, доцент Астраханского ГПУ

Журнал «Возрождение», № 9, 2006г.

Ногайцы в Астраханской области представлены несколькими группами – юртовцы (в их составе выделяется едисанская подгруппа), карагаши, кундровцы и утары. Такое разделение связано с разновременным появлением ногайских групп в составе Астраханского края. В силу ряда исторических причин и особенностей этнокультурного развития точное число астраханских ногайцев можно определить только оценочно и выделить такие градации: «ногайцы по происхождению» это примерно 25-30 тысяч человек, «ногайцы по самосознанию» — до 10 тысяч человек, «ногайцев по переписи» 4-4,5 тысяч человек.

Расселение ногайских групп по Астраханской области выглядит таким образом: юртовцы проживают в селах Приволжского района, таких как Татарская Башмаковка (Кызан аул); Карагали (Карагалэк); Яксатово (Майликюль); селе Наримановского района Солянка (Сулянка) и в пригороде Астрахани поселоке Мошаик (Казы аул) и Зацарев (Тияк); едисанцы в селах Приволжского района: Килинчи (Келечи от племенного названия, владения князей Урусовых) и Семиковка (Сэмэк), Три Протока (Жэмэле) и Кулаковке (Кылакау); карагаши в селах Красноярского района: Сеитовке, Айсапае, Куянлах, Зайковке, Новорусовке (Мирза-аул), Ясын-Соккане, Джанае, Малом Арале; в селе Лапаса Харабалинского района, в селе Растопуловка Приволжского района, в пригородных поселках Кири-Кили, Свободный, Янго-аул, в микрорайоне Бабаевского; кундровцы проживают в селе Тулугановка Володарского района; утары в селе Янго-Аскер Наримановского района и селе Зензели Лиманского района, а также в соседних районах Калмыкии.

Первая волна ногайцев после присоединения Нижнего Поволжья к Московскому государству появилась в середине XVI века в период первичного распада Ногайской Орды. В актах местной администрации эти ранние группы стали обозначать «юртовскими татарами», от названия места для поселения «юрт».

В начале XVII века к ним присоединилась группа едисанских ногайцев, подданных Большой Ногайской Орды, которая в это время распадалась под нашествием калмыков. Позже, едисанцы полностью слились с юртовцами и составили с ними одно целое в административном и хозяйственно-культурном отношении.

Для юртовских ногайцев характерно было кочевание большими группами – улусами с мурзами во главе. Места их зимовок находились около города Астрахани. Для управления ими местной администрацией была создана выборная должность «табунный голова», выбиравшаяся из числа знатных мурз Урусовых и Тинбаевых.

Юртовцы, заняв выгодное место вокруг города Астрахани, постепенно стали втягиваться в социально-экономичекие отношения региона. С начала XVIII века для них стало характерно оседание на землю и переориентация со скотоводства в хозяйственном комплексе, на земледелие в форме овощеводства и бахчеводства. Последняя группа — едисанцы, осела на землю в начале XIX века.

В конце XVIII административным путем возникла группа утаров-алабугатцев, это часть кочевых юртовцев с присоединенными к ним туркменами, казахами-томутами, киргизами-бурутами, а в середине XIX века узбеками-сартами, которые в Астраханском крае перешла на кочевой образ жизни.

В конце XVIII века в Астраханском крае появилась еще одна ногайская группа. Это ногайцы-карагаши, представители Малой Ногайской Орды, которая с середины XVI века кочевала на Северном Кавказе. Предки карагашей, по преданиям, вели кочевку в районе современного города Пятигорска («Биштау»). В начале XVIII века они были захвачены калмыками и находились в составе Калмыцкого ханства до его ликвидации в 1771 году. Позже сначала они были приписаны к городу Красный Яр Астраханской губернии, а затем поучили собственные земли на территории Красноярского уезда. В актах местной администрации они стали называться «кундровскими татарами».

В 1788 году было основано два их крупных селения Сеитовка и Ходжетаевка, которые имели значение зимовок, так как в весеннее-летний период они продолжали вести кочевку по левобережью Ахтубы. На их землях стали вести кочевку жители юртовского аула Солянка, позже эта группа обособилась от юртовцев и получила собственное определение «кундровцы». С середины XIX века стали образовываться другие аулы карагашей – путем выселения из Сеитовки и Ходжетаевки.

Полукочевой образ жизни карагаши, как утары-алабугатцы и кундровцы вели до момента коллективизации, когда они все были обоседлены административным путем на землю.

Для всех групп ногайского населения Астраханского края характерны тесные этнокультурные контакты и связи с татарами-переселенцами из Средней Волги. Это влияние прослеживалось в одежде, музыкальном фольклоре, языковом влиянии. В состав всех групп астраханских ногайцев вошли туркмены, переселявшиеся из под Мангышлака в конце XVIII в. Для карагашей характерны этнокультурные контакты с казахами, особенно по районам совместного проживания.

Этнокультурная основа ногайского населения в Астраханском крае является весьма древней, проявившейся по-разному в отдельных субэтнических группах.

Очень близка бывшая родоплеменная структура различных групп ногайцев. Среди родов астраханских ногайцев можно назвать у юртовцев: арслан-белек, ас, кыпчак, кытай, канглы, мангыт, уйшун и др.; у карагашей: ас, байгонды, иргенекле, карас, найман, тубетпес, тоюрмалы; у кундровцев: балта, суджигин, мирза, тулга, чек, утар; у утар-алабугатцев: бешогул, джем-бойлык, кыргыз, сарт, туркмен.

Характерной для всех групп ногайцев при их кочевании была неразборная, малых размеров юрта «отау». У карагашей во второй половине XVIII в. постепенно происходил переход к большой разборной юрте «терме» («каращ-уй»), которая сохранялась у них вплоть до 1929, а в отдельных семьях отдаленных сёл — до 70-х годов XX в. Более того, у карагашей, как и у ногайцев Северного Кавказа, сохранялась свадебная повозка невесты «куйме».

Одежда астраханских ногайцев также сохраняла давние традиции. Наиболее типичные ногайские черты дольше всего сохранялись в среде карагатей. Карагашские мужчины обычно носили шаровары, жилетку, поверх нее бешмет, подпоясанный кожаным или матерчатым кушаком. На ноги надевали кожаные калоши или сафьяновые «ичиги».

В качестве повседневного мужского головного убора всё больше распространялась тюбетейка, хотя сохранялась и типичная для ногайцев массивная меховая шапка. У замужних женщин существовала и более нарядная меховая шапка «борьк» с лисьей или бобровой опушкой. Свадебное предназначение имел высокий головной убор девушки «саукеле».

Женское верхнее платье типа камзола с расшитыми узорами подолом и широкими рукавами из сукна или бархата было характерным для ногаек молодого возраста. Оно расшивалось большим количеством металлических украшений на груди, особенно монет дореволюционной чеканки «аспа».

Серьга-«алка» носилась в правой ноздре и у карагашек, и у юртовок — девушек и, возможно, иногда, молодых женщин — как надежный оберег. Девушки носили косу, вплетая в нее нитку с украшениями, и красный головной убор, а молодые женщины — белый, укладывая косу вокруг головы.

У юртовцев, живших ближе к городу, одежда гораздо чаще встречалась покупного фабричного производства. Женская одежда испытывала сильное влияние казанских татар. Хотя и здесь иные, собственно ногайские черты продолжали сохраняться довольно длительное время.

Традиционной у потомков кочевых народов оставалась пища, даже при длительной оседлости. В период кочевой и полукочевой жизни в рационе ногайцев преобладала конина. Даже баранина тогда считалась в большей мере праздничной пищей и раздавалась на пиру (особенно, среди мужчин), согласно сложному ритуалу. Рыба, овощи и соль в пищу практически тогда не употреблялись, в отличие от послереволюционного времени и советского периода.

Из напитков был известен и популярен кумыс. Но особое предпочтение отдавалось «калмыцкому» (иначе — «ногайскому») плиточному чаю. Особую роль для всех групп ногайцев имел «тал кап» — кашеобразная пища из проса. У карагашей были распространены печеные пышки — «баурсак», вид пирожков с начинкой из повидла или изюма полукруглой формы — «бурек», а в последствии — и плов («палау»), «куурдак» (отварное мясо с картошкой), «турамыш (-мша)», т.е. мясо с мелко порубленными ломтиками теста, из молока делали «сезбе» (творог), «ак» (кислое молоко), «педяк» (брынза) и др. В юртовских селах на праздники пекли особый пирог с характерным названием — «нугай беляш».

Богата и своеобразна духовная, в т.ч. музыкально-исполнительская культура ногайского народа В развитии фольклора ногайцев Нижнего Поволжья последовательно сменяли друг друга героический эпос, затем «тол-гау», т.е. речитатив-«плач», затем пришли «джырау» — песни под гармонь и бубен. Особенно нужно выделить отчасти сохраненные старинные песенные жанры «озын ногай джыр» у карагашей и «хошаваз» у юртовцев.

Сохранилась народная память об искусных народных певцах, таких как Курбан-Гази из аула Керменчик, Мамбет Кыркийле, имеющий туркмено-ногайское происхождение, а также редком исполнителе, талантливом Абдулле Шамукове (1911-1991) из с. Лапас.

Ранее из поколения в поколение традиционным народным мужским музыкальным инструментом ногайцев, причем священным (шаманским), являлся «кобыз» — собственноручное изделие со струнами из конских жил и со смычком, издававшее звуки очень низкого тона. В не очень далеком прошлом «кобыз» у всех групп нижневолжских ногайцев сменился т.н. «саратовской» (саз) гармошкой с колокольчиками и сопутствующим ей бубном «кабал».

У юртовцев же до недавнего времени (довоенного) бытовала необычайно интересная форма «музыкального разговора» — «сазда сулейшу» — обмена исполнителей друг с другом условными музыкальными фразами, к примеру, между парнем и девушкой.

Народные гуляния, состязания и праздники у ногайцев являются важной составной и наиболее зримо-рельефной частью общественной этнической культуры. В юртовских селах в марте праздновался амель-байрам, в это же время особым торжеством у карагашей отмечался выход на кочевку. Среди любимых народных состязаний нужно назвать такие как конные скачки «ат чабыс» и борьбу «кураш» или «бергебыр» (борьба один на один).

С золотоордынских времен по традиции к пост-кыпчакским народам, юртовцам и карагашам (а от них — к казанским и мишарским татарам-переселенцам со Средней Волги), перешел суфийский примогильный, нестандартно-исламский с элементами шаманизма культ святых мест (могил) — «аулья». И те, и другие группы поклонялись древнему святилищу «Джигит-адже», расположенному в черте городища золотоордынской столицы Сарай-Бату (Сарай-Ал-Махруса).

Для юртовцев почитаемой была могила, расположенная в комплексе с другими у поселка Мошаик, приписываемая легендарному прадеду основателя Ногайской Орды бия Эдиге — Баба-Тукли-Шашлы-адже. У карагашей в I половине XIX в. образовалось собственное «аулья» — Сеит-баба Хужатайлы (Ходжетаевский) за пос. Малый Арал у самой границы с Казахстаном, посвященное реально жившему в ту давнюю пору мудрому и доброму человеку.

В среде нотйцев-карагашей сохранилось и по сей день древнее шаманство-знахарство «баксылык», но, в отличие от казахов, это прерогатива исключительно женщин. В засушливое лето у карагашей, по одному типу с казахами, проводится «кудай джол» (букв. путь божества) — моление о дожде, но с принесением в жертву не коровы (как у казахов), а барана.

В конце XIX в. в ногайской среде стало оформляться национально-культурное движение в рамках идей просветительства. Видными деятелями этого периода были А. И. Умеров (Гумари), А-Х.Ш. Джанибеков, Б.М. Абдуллин, Б.Б. Салиев.

В советский период известность приобрел ИМ. Махмудов, выходец из юртовско-ногайской среды, основатель и первый руководитель Наримановского татаро-ногайского района, который существовал с 1931 по 1944 год.

Между 1926 и 1939 годами все группы астраханских ногайцев в связи со сталинской политикой интеграции малых народов в более крупные общности в переписях были причислены к татарам. Через систему образования и отдельные мероприятия вплоть до 60-х годов проводилась их татаризация в культуре и языке. Позже даже появилось терминологическое определение «астраханские татары».

В 70-80-е годы группой ученых была проделана большая работа по определению ногайского регионального компонента в составе населения Астраханского края. Особого внимания заслуживает деятельность лингвиста Л.Ш. Арсланова из Елабуги, который дал классификацию языка астраханских ногайцев в сравнении с литературными нормами. Среди астраханских ногайцев проводил полевые исследования Р.Х. Керейтов, этнограф из Черкесска.

Свой вклад внесли и местные ученые, а также историки-краеведы. В 1985 году В.М. Викториным была защищена кандидатская диссертация на тему «Социальная организация и обычное право ногайцев Нижнего Поволжья XVIII — начала XX веков». В местной прессе конца 80-х — начала 90-х годов прошло бурное обсуждение ногайского вопроса в Астрахани, в котором принимали участие В.М. Викторин, Р.У. Джуманов, Н.Э. Баширов, Р.И. Ижбердиев, И.А. Шамуков и другие. Особым подвижничеством был отмечен труд учителя истории городской школы № 27 Р.Р. Исаналиевой по ведению спецкурса по ногайской истории и культуре.

В перестроечный период, особенно широко к концу 80-х годов, происходило оформление ногайского национально-культурного движения. Основными его идеями были реабилитация самосознания, возрождение языка и культуры. Острый резонанс вызвали экологические лозунги, в связи с необходимостью переселения из села Сеитовки (хозяйственно-культурный центр карагашей), расположенного вблизи Астраханского газового перерабатывающего завода.

Особое значение в этот период приобрели установление контактов с ногайцами Дагестана, Чечни, Карачаево-Черкесии. Большая делегация астраханских ногайцев побывала на II съезде ногайцев в Червленых бурунах в 1989 г., а через два года на праздновании 600-летия эпоса Эдиге в Терекли-Мектебе.

Во время переписи 1989 года более 3578 человек записалось как «ногайцы». В основном, это были карагаши, в большей мере сохранившие ногайские черты культуры и самосознания.

В 1990 году возникло ногайское культурное общество «Бирлик» («Единство»). Первым его председателем был Р.У. Джуманов, внесший значительный вклад в развитие современной ногайской культуры в Астраханской области.

С начала 90-х годов в селах карагашей введено преподавание ногайского литературного языка, в педагогическом училище было открыто отделение по подготовке таких специалистов. Большую помощь в этом оказали ученые-ногаеведы из Карачаево-Черкесии и Дагестана. Стали выходить телепередачи на ногайском языке «Тулпар», проводятся Дни ногайской культуры, Джанибековские чтения, детские фестивали «Шешекелер».

Одним из направлений работы областного общества «Бирлик» стало развитие контактов с ногайцами, проживающими в Дагестане и Карачаево-Черкесии. Делегации их регулярно приезжают на межрегиональные мероприятия, в составе которых в Астрахани побывали представители научной и творческой интеллигенции ногайцев Северного Кавказа — С. Батыров, М. Булгарова, К. Зарманбетов, С. Капаев, И. Катаев, Р. Керейтов, Д. Кидирниязов, О. Кокоева, Я. Кудайбердиев, А. Кульниязов, А. Кумратова, Ш. Курмангулова, А. Курмансеитова, С. Майлыбаева и многие Другие. Частым гостем в Астрахани стал известный многим Дагестанский фольклорно-танцевальный коллектив «Айланай» под руководством Н. Муталаповой.

В юртовской среде ориентация на татарскую культуру осталась преобладающей. В конце 80-х годов в школах было восстановлено преподавание татарского языка. Часть юртовской интеллигенции принимает активное участие в татарском национально-культурном движении. В то же время среди юртовцев происходит осознание своей отличности от татарского этноса и осознание своего ногайского происхождения, особенно у представителей старшего поколения.

Большую приверженность к ногайскому культурному движению проявили кундровцы — жители села Тулугановка Володарского района, активные участники общества «Бирлик». Ногайцы-утары в Астраханской области не имеют компактного проживания, в основном, расселены среди татар и особого стремления отделяться от них не проявляют.

Последняя перепись 2002 года зафиксировала в Астраханской области 4570 ногайцев. Прирост ногайского населения связан и с миграцией ногайцев с Северного Кавказа.

Астраханские ногайцы имеют представительство в местных органах власти: С.Г. Уторова (Байбулатова) — полковник милиции, заместитель начальника УВД Астраханской области по экономическим преступлениям, Г.Н. Нугманов — глава колхоза «Родина», председатель районного собрания Красноярского района, С.К Султанов — глава администрации Тулугановского сельсовета, Ф.Р. Туктаров — депутат Городского совета, С.Я. Джуманов — глава администрации Джанайского сельсовета, С.Б. Уталиев — глава администрации Сеитовского сельсовета, Р.Б. Яксыбаев — глава администрации районного центра поселка Красный Яр; в духовной жизни: Н. А. Ильязов — муфтий Астраханской области, Р.З. Усманов — муфтий мечети «Сююмбийке» в г. Набережные Челны.

Среди астраханских ногайцев много замечательных деятелей образования и культуры: Р. К. Кожевникова (Баубекова) — поэтесса, Р.Я. Мажитова — заслуженный учитель РФ, А. А. Махмудов — архитектор, специалист по реставрации памятников культуры; Р.Х. Давлеталиева — заслуженный учитель РФ, В.У. Кутламбетов — заслуженный учитель РФ, директор Растопуловской школы им. А. Джанибекова и др.

Добавить комментарий