От гуннов до монголов. Религиозные верования Хазарии

Уважаемый посетитель! Этот замечательный портал существует на скромные пожертвования.
Пожалуйста, окажите сайту посильную помощь. Хотя бы символическую!
Администрация сайта благодарит Вас за вклад, который Вы сделаете.

Предыдущая глава — Хазарский каганат

Большинство источников о Хазарском каганате в первую очередь освещают политическую историю, несколько слабее — хозяйство. Что же касается культуры, то в наибольшей степени затрагиваются вопросы идеологии и почти ничего не известно о других ее аспектах. Хазары не оставили нам литературных произведений, религиозных трактатов, исторических хроник. Поэтому мы вынуждены прибегать к разрозненным данным средневековых авторов и археологическим материалам. Пожалуй, наиболее освещен идеологический аспект хазарской культуры. Выше уже говорилось, что хазары представляли собой этнос, сложившийся в результате слияния различных племен, как издавна обитавших в Предкавказье, так и пришедших сюда с Востока. Это наложило отпечаток и на религию хазар. Первоначально хазары были язычниками (большая их часть таковыми и осталась впоследствии). В верованиях хазар прослеживаются все виды первобытных форм религии. Древние тотемические верования сохранялись в легендах о происхождении хазар. Со времен вхождения хазар в гуннскую конфедерацию у них существовала легенда о божестве в образе оленя, увлекшего за собой охотников и приведшего племя на новые земли. Один из известнейших правителей Хазарии носил имя Булан (олень, лось). Эта легенда явно характерна для лесных племен, каковыми были финноугры.

Другая легенда — о происхождении тюрок. Когда враги истребили целое племя, в живых остался только десятилетний мальчик. От го-лодной смерти (ибо у него были отрублены ноги и руки) его спасла волчица. Когда мальчик подрос, волчица родила от него в горах Алтая 10 сыновей, которые взяли себе жен из Турфана. Одним из них и был предок тюркютского рода Ашина. Кстати, Ашина означает «благородный волк». На знаменах тюркютских ханов также изображалась золотая волчья голова. Сразу же надо заметить, что по-читание волка как прародителя не является открытием тюрок. Они несомненно заимствовали этот культ у индоиранских кочевников (как. впрочем, и скотоводческий уклад), о чем свидетельствует широкое распространение подобных сюжетов именно у индоевропейских народов.3 О языческих верованиях населения Хазарии достаточно подробные сведения сообщает Моисей Каганкатваци. Савиры «приносили жертву огню и воде, поклонялись некоторым богам путей, также луне и всем творениям, которые в глазах их казались им удивительными». Упоминает он и священные деревья, у которых приносились в жертву кони, кровь которых поливали вокруг священных деревьев, а голову и кожу вешали на сучья. Средневековые авторы упоминают ритуальные поединки обнаженных мужчин во врем похоронных обрядов. Поклонение деревьям и ритуальные бои, пожа-луй, наиболее характерны для финно-угорской традиции. Интересно, что сюжеты ритуальных поединков или плясок встречаются как на меловых блоках Маяцкого городища, так и на серебряных сосудах из святилищ хантов и манси.

Важнейшее место в язычестве населения Хазарии играл культ огня. Характерен он был как для ираноязычных кочевников, так и для находившихся под их сильным культурным влиянием тюрок. Наиболее ярко огненный культ проявляется в погребальном обряде, где присутствует угольная подсыпка, либо полноценный обряд трупосожжения. Верховным служителем огня являлся каган. По сви-детельству Бахри , до обращения в иудаизм каган хазар был магом, т.е. огнепоклонником и жрецом огня. Анонимный автор «Ахбар аз-За-ман» (IX-нач. Х в.) приводит уникальное описание обряда, осуществ-ляемого каганом: «Для царя у них наступает день, когда разводят огромный огонь. Он идет к нему, и стоит возле него, и смотрит на него, и разговаривает, издавая рычание, и поднимается огромный огонь. Если он зеленого цвета — будет дождь и плодородие, и если он белого цвета — то засуха, и если он красного цвета — будет кровопролитие, если он желтого цвета — то болезни и чума, а если он черного цвета — это указывает на смерть царя или его дальнее путешествие…».

Огонь выполнял и очистительную функцию. Во время посольства византийца Земарха к тюркютскому кагану, он подвергся процедуре очищения огнем. Верховным же божеством язычников хазар был Нон-Тенгри (Голубое небо) или Тенгри-хан — олицетворяющим солнечный свет, небесную божественную энергию. Несомненно, обожеств-лялась и земля. Упоминаемые в источниках служители языческого культа чаще всего именуются колдунами. И действительно, помимо жреческих обязанностей, они выполняли важную функцию вызывателей дождя, причем как в целях чисто хозяйственных, так и в каче-стве способа воздействия на противника в случае войны.

В период, когда власть в Хазарии переходит в руки шада, сакральные функции кагана приобретают доминирующее значение. Ему воздаются божественные почести, и в то же время в случае бед-ствий (засуха, неурожай, неудачная война) кагана убивали, как потерявшего божественную силу.

Однако в условиях соседства каганата со странами, где господство-вали монотеистические религии, неизбежно было проникновение их в хазарские земли. Этому процессу способствовали не только широкие политические и торгово-экономические связи страны, но и развитие классовых отношений, а также значительная веротерпимость хазарской языческой верхушки, так как для язычества вообще характерно уважение к чужим богам. Первым в Хазарию проникает христианство. Это обусловлено как тесными политическими контактами с Византией, так и связями с Закавказьем, где эта форма религии утвердилась в Армении и Грузии. Христианские миссионеры в VII в. успешно осваивали Азербайджан и проникали в хазарские пределы. Наиболее заметной в этом плане была деятельность епископа Исраэла в 80-х гг. VII в.

Однако христианство не смогло утвердиться в Хазарии из-за противодействия правящей верхушки, опасавшейся усиления византий-ского влияния. Из-за Дербента и через Среднюю Азию в каганат вме-сте с мусульманскими купцами проникает ислам. Поражение хазар от арабов в 737 г. привело к тому, что каган вынужден был дать согласие на свой переход в ислам. И все же не христианство и не ислам становятся идеологией, которую приняла верхушка каганата. Из монотеис-тических религий был избран иудаизм, что, по мысли правителей Хазарии, обеспечивало идеологическую и политическую независимость от Константинополя и Багдада. Иудаизм исповедовали царь, ка-ган, окружение царя и его род. Царь и каган обязательно должны были быть иудеями по религии. Однако даже среди родичей кагана не все были приверженцами иудаизма. Истахри сообщает о юноше — торговце хлебом, который являлся ближайшим претендентом на должность кагана (по родовитости), но не был избран, поскольку был мусульманином и не изменил веры. О широком распространении иудейской веры в Хазарии даже в X в. не приходится говорить. Большинство источников упоминает иудеев только на третьем месте, после мусульман и христиан. Между народом и правителями легла непроходимая пропасть. Не приняли новую религию и многие представители знати, что привело к смуте, жертвами которой стали цари-иудаисты Обадия, Езекия и Манасия. На международной арене подобный шаг также не мог принести ничего, кроме вражды соседей. Принятие иудаизма верхушкой кага-ната настолько нелогично, что Л.Н. Гумилев даже высказывает мысль о перевороте, в результате которого к власти пришли иудеи, а не принявшие иудаизм хазары. Новая религия не смогла решить задачу консолидации полиэтничной державы хазар, что, вкупе с процессом феодализации и усиления знати, привело к внутренней слабости державы и ее гибели под ударами извне. Более чем трехсотлетнее существование этой империи не могло не оказать влияния на судьбы народов данного региона. Каганат был первым классовым государством в Восточной Европе. В течение длительного времени он играл важную роль в политике государств, чьи интересы сталкивались в Кавказском регионе. Еще в дореволюционной русской историографии Хазария получила важную оценку как барьер на пути кочевых племен, позволивший славянам в VII-IX вв. колонизировать значительные территории Восточной Европы. В рамках каганата происходит процесс быстрого классообразования у подвластных народов, складываются племенные княжения славян (поляне и северяне), образуется Волжская Болгария (в будущем сильнейшее государство на Волге). Русские летописи практически не упоминают конфликтов славян со степью в период расцвета каганата (VII-нач. IX в.), но и в более поздний период угроза со стороны хазар значительно ослабляла воинственные устремления диких кочевых племен, например, печенегов. Неслучайно первый титул русских кня-зей, уравнивающий их с соседними владыками, был «каган» — так велико было обаяние политической мощи Хазарии. Именно в период существования каганата Волга впервые превращается в важнейший торговый путь Восточной Европы. Кстати, после гибели Хазарской державы этот путь почти на двести лет теряет свое значение. В период каганата земледельческая культура проникает в ранее слаборазвитые районы Подонья и Поволжья. Даже культура виноградарства в Восточной Европе, и та начинается с Хазарии.

Нет никаких оснований характеризовать Хазарский каганат как «небольшое ханство кочевников… долгое время существовавшее за счет пошлин и разбоя». Это было великое государство, сравнимое по размерам с Киевской Русью, не уступающее по уровню социального и экономического развития многим современным ему государствам.

Следующая глава — Кочевники предмонгольской эпохи

Добавить комментарий